Интервью

Владимир Кристовский научил Арбенину развлекать людей

28 Января 2017 в 17:30
Владимир Кристовский научил Арбенину развлекать людей
Фото НАШЕ.ТВ
Владимир Кристовский рассказал Диане Арбениной, как пишет песни, и чего люди ждут от концертов «Uma2rman».

Музыкант и актер, лидер группы «Uma2rman» Владимир Кристовский стал участником «Последнего героя» Дианы Арбениной. Он рассказал читателям НСН, как относится к песням на заказ и с чего началась новая эра в «Uma2rman».  

- Как ты пишешь песни? Откуда берут свое начало истоки создания песни?

- Сначала пишу мелодию. Хотя, есть одна песня, называется «Здесь все, как обычно», вот она появилась в виде текста. К ней я придумал стихотворение и уже потом положил слова на музыку. Но это, скорее, исключение. У меня первична музыка. Знаешь, я мелодии и песни пишу от одного дня до десяти-пятнадцати лет. Есть немало музыкальных тем, которые я никак не могу закончить годами. Я часто к ним возвращаюсь, вспоминаю, но никак не могу написать к ним стихи. В целом же, создавать песню мне помогает, наверное, моя фантазия. Она у меня бурная, иногда даже мешает. Большое значение я придаю тексту. К сожалению, этого никто не слышит, порой, и близкие люди не слышат. В какой-то момент жизни я начал писать проще, немного доступнее, чтобы меня легче было воспринимать.

- А зачем, Володя? Зачем проще?

- Ну, мы же артисты. Так сложилось, что мы все-таки группа развлекательная.

- А, так, значит? Для меня группа «Uma2rman» – отнюдь не развлекательный жанр. Может быть, ироничная? Да.

-   Наши песни совершенно разные, но, когда мы играем концерт, люди ждут от нас «Прасковью», «Ума Турман», «Ночной дозор», «Эй, толстый». Однако знаешь, мы хотим записать альбом песен, которые не попали ни в один наш альбом. Эти песни старые, другого порядка, они «про смерть», что ли. Это будет альтернативный альбом, который вообще не похож на группу «Uma2rman».

- И все же, как все поменять, чтобы не сковывать себя рамками этого развлекательного жанра? Вот я бы не пришла на концерт «Uma2rman», чтобы развлечься. 

- Я не сковываю себя. Я пишу все, что пишется. Лирики очень много. Но к нам люди приходят, скорее, чтобы потанцевать, отдохнуть. Мы стараемся петь все время что-то новое. Из десяти песен – три всегда новые. Среди новых тоже есть легкие, веселые. 

- То есть ты заточен на веселье? 

- Ну я привык, что мне нужно развлекать людей. 

- Если смотреть шире, то, развлекать - это, наверное, будоражить слушателя. А больше тебе не надо ничего делать. Ты сам по себе хорош.  И тебе не платят за то, что ты развлекаешь людей. Тебя благодарят за то, что ты такой, какой ты есть. Ты пишешь отличные песни, они законченные, выверенные по тексту. Несмотря на то, что у тебя сначала нота, а потом – буква, ты пишешь полноценные стихи. Скажи, а после «Ночного дозора» сильно достали? Как ты к этим песням относишься?

- Замечательно отношусь. Мне очень нравится писать на заказ, когда ставят какую-то задачу. Благодаря этому появилось много песен. И хорошо, если задача стоит такая, что я не понимаю, как писать, что я никогда не делал. Кстати, песня «Ночной дозор»  –  это тоже из области, "что я никогда не делал". Тимур  (Бекмамбетов, режиссер - НСН) мне поставил задачу: тут должен  быть речитатив и какой-то припев. И у меня мозг начал работать день и ночь. Я иду, лечу, еду, а он у меня работает. Для меня это очень интересная работа мозга. Со мной разговаривают, а я обдумываю, ищу, я за работой. Я рад, когда что-то такое со мной происходит.

- А вообще, какой ты в жизни? Вот такой спокойный, ироничный?

- В жизни я разный. Могу быть злым и накричать. Со мной боятся иногда разговаривать. Заходят издалека. Например, через жену пытаются задать какой-то вопрос, чтобы сразу не огрести.

- Что происходит в жизни группы? Вы ушли от продюсера Алены Михайловой?

- Все отлично. С Аленой мы расстались три года назад. Расставаться всегда трудно, но прошло время, и мы, к счастью, помирились, стали общаться. У группы началась новая эра. Мы решили, что надо самостоятельно жить в шоу-бизнесе. Провели реорганизацию. Наняли нового директора, пиар-службу и т.д. Стали разбираться сами, как все работает. Конечно, сложно и в каких-то моментах бызнес этот неприятный, но интересный. Сейчас наша группа сильно отличается от того, что было года три-четыре назад. Это небо и земля. Изменилось то, как играем, как выступаем. Я как вокалист тоже сильно изменился. У нас сложился очень хороший коллектив, добрые отношения. А вообще, к сорока  годам  я понял, что нужно ко всему относиться философски. Подумаешь, твои песни тебе не принадлежат. Надо просто написать еще песен, которые станут принадлежать уже только тебе. Раньше это было обидно, а сейчас абсолютно все равно. 

- Как вы ладите с братом? 

- С братом у нас хорошо.

 - А вы действительно родные братья? Просто вы очень не похожи. 

- Мы родные. Это надо спросить у мамы, почему мы не похожи. Если смотреть издалека, то, трудно найти сходство, но, на самом деле, все-таки чуть-чуть схожи. Самое главное – мы разные как люди. Просто очень разные. Серега старше меня, он спокойный.  Нам легко друг с другом ладить. Мы дополняем друг друга.  

 

Партнеры


Партнеры

Партнеры