Интервью

Тимофей Баженов: У меня особый дар

4 Сентября 2016 в 19:30
Тимофей Баженов: У меня особый дар
Тимофей Баженов // личная страница «ВКонтакте»
НСН выяснила, чем должны пахнуть руки Тимофея Баженова, чтобы звери охотно выходили с ним на контакт.
Телеведующий, зоолог Тимофей Баженов побывал в гостях на утреннем шоу «БЕСТолочи» на Best FM и рассказал читателям НСН о том, как выжить в лесу, приручить песца и выбрать идеальную невесту.

— Тимофей, как так получилось, что ты одновременно и журналист, и биолог? 

— Я поступил на два факультета, и нужно было выбирать. Я думал, что на один из факультетов не пройду, а взял и прошел на два. И выбор сделать не смог, поэтому выучился. Родители у меня журналисты, и хотелось пойти по их стопам. Но мои родители  в том числе и биологи, поэтому мне всегда хотелось быть еще и биологом. Так получилось, что я совместил. Если бы они у меня были машинистами метро, я бы, может быть, стал машинистом метро.

— В твоем доме жили животные?

— В моем доме всегда жили животные. Часто у меня спрашивают, как так у меня получается ловить животных голыми руками? Это своего рода дар, который у меня с рождения присутствовал. Свою первую мышь я поймал, когда мне было 3,5 года. Я еще был, так сказать, бессознательным существом. Было дождливое лето, гулял я по даче, где мы жили. Родители сидели на веранде, и я вижу, что рядом с фундаментом этой дачки сидит мышь. Я подошел к ней, взял ее в руку и принес им. Она прекрасно сидела у меня на руке, а когда увидела других людей — тут же с этой руки прыгнула и убежала. Тогда я этому значения не предал, но с тех пор я развивал этот свой дар, и, действительно, я могу подойти практически к любому животному, потрогать его и даже взять на ручки. Исключение составляют сторожевые бойцовые собаки, которых на меня травят. Вот с ними я договориться не могу. Мы пробовали разные эксперименты проводить. С тиграми, вроде как получается, с волками получается, и с собаками, в том числе и агрессивными, если они не будут на меня науськаны, я могу вступить в контакт. Но если хозяин говорит, что меня надо взять, то в этом случае я не могу, пожалуй, контактировать с таким зверьком.

— Как это вообще происходит? Есть какие-то секреты?

— Я часто говорю, что храбрец не тот, кто шествует на плаху с блаженною улыбкой на устах, не тот, кто никогда не знает страху, а тот, кто преодолевает страх. Это касается и животных. Я убежден, что животные между собой как-то общаются, не используя речевой аппарат. И я совершаю попытки делегировать какие-то добрые, простые мысли своим визави, и чаще всего это получается. Это называется в мировой дрессуре «единомоментная дрессировка». Я, пожалуй, обладаю этим удивительным даром.

— Пригодился ли этот дар, когда ты работал военным корреспондентом?

— С людьми посложнее. Им надо делегировать более понятными для человека формулировками свои желания. Но в принципе, да, я справлялся, на меня не жаловались. То есть я и людей тоже укрощал и укрощаю до сих пор.

— А сегодня есть кто-то дрессированный, кто живет с тобой в одной квартире, например?

— Нет. Сейчас моя жизнь устроена таким образом, что в моей квартире, если кого-то оставить, этот кто-то просто умрет с голоду. У моей мамы живет котик, уже пожилой. У меня в деревне живут две собачки, за ними ухаживает сторож. Так что сейчас фауна моего жилища гораздо скуднее, чем была. Но были времена, когда у меня дома жили разные звери. Например, был целый период, когда моя мама из соски кормила пятерых волчат. Была довольно сложная история, была охота на волков, которую меня отправили снимать для программы «Намедни». И по итогам этой съемки, когда все волки были убиты, мы обнаружили берлогу, в которой лежали щенки. И этих щенков тоже хотели убить, но я их выкупил и привез домой, неизвестно зачем. Но потом выяснилось, что это хорошая история с хорошим концом.

— Так чем же пахнут все-таки руки Тимофея Баженова, что звери так небоязливо идут с тобой на контакт?

— Я считаю, что страх и злоба обладают запахом. И у меня, надо сказать, хорошее чутье. Я, пожалуй, даже как животное могу почувствовать страх человека.

— У тебя есть цикл передач, в котором ты рассказываешь, как уходишь вглубь природы и пытаешься там выживать. Эти ситуации кто-то моделирует? Или это все твои идеи?

— Телевидение — это дело коллективное. И, конечно же, чтобы передача была насыщенной и интересной, нужно придумывать трудности, помимо тех, которые и так происходят в жизни. И очень часто трудности, которые происходят в жизни, гораздо более непреодолимы, чем те, которые кажутся непреодолимыми в кадре. Например, транспортная проблема. Она значительно жестче, чем длительное пребывание в проруби. Но показывать, как группа не может доехать до места – это не так интересно с точки зрения телевидения, а показывать, как ведущий сидит полтора часа в воде +3 градуса – это интересно.

— Одна из самых запомнившихся передач – там, где ты ловил белого песца. Как ты, выезжая на место, определяешь, что его можно поймать, погладить, показать людям?

— Песец — нередкий зверь в тундре, и люди, которые часто в тундре бывают, особенно зимой, часто его видят. Более того, этот зверек очень коллективный, небоязливый и с очень сильным пищевым рефлексом. Если он видит какую-то еду, он, скорее всего, подойдет. Мне было достаточно несколько дней пожить в тундре в моей палатке, и выкладывать в тамбуре ту пищу, которую я ел. А я, надо сказать, ем мясо, несмотря на то, что я такой природолюб. Зверьки, конечно, приходили посмотреть, нельзя ли это дело как-нибудь из моей палаточки изъять. 

Эпизод строился очень просто. Мне нужно было медленно высунуться из горловины палатки таким образом, чтобы зверя не спугнуть, и когда он ко мне привыкнет, попробовать у него поотнимать еду. В этих условиях, зверек, понимая, что на него не происходит нападения, начинает за еду сражаться. Они довольно игривые существа, и поэтому еду можно было потом заменить на мои ботинки. Так был снят эпизод с перетягиванием ботинка. Сам герой располагает к длительному тактильному контакту. Мы в конце передачи с ним практически обнимались, он у меня сидел на ручках, и я его с места на место переносил. Это, конечно, тот эпизод, про который мы всегда пишем, что трюки выполнены профессионалами. Это действительно не нужно повторять. Диких животных без определенного навыка, без тренировки и подготовки брать на руки нельзя ни в коем случае. Потому что песец, несмотря на то, что, я бы сказал, такой, некрупный зверек, нос откусить может запросто.

— Какие еще есть такие эпизоды, которыми ты гордишься?

— Мы единственная съемочная группа, которая сняла полностью, от начала до конца, роды рыси. Это моя гордость и довольно дорогостоящее видео. Мы – единственная, пожалуй, передача, которая продемонстрировала в эфире, как человек может контактировать с белым медведем в открытой тундре. Причем контакты там довольно жесткие, мишка белый хотел съесть мою собачку, а собачка очень серьезная, она бросалась на мишку. Уговорить ее не бросаться было нельзя. И этот контакт, скорее, произошел по причине того, что я спасал собаку от съедения.

—  А какой был самый страшный эпизод?

— У нас был абсолютно страшный взрыв в Чернобыле. В смысле не ядерный, а обычный. У нас взорвалась на площадке бочка с бензином. Мы знали, что она должна взорваться, но что она так взорвется, мы предположить не могли. Все четыре камеры, которые работали тогда на площадке, они кстати все сняли, но в момент взрыва их сорвало с площадок штативов, и штативы посрезало. Это было здорово. Можете посмотреть видеоролик в интернете. Тогда мне было 37 лет, я думал, что я не смогу, но в экстремальной ситуации, оказалось, что легко: я сделал двойное сальто назад с работающей болгаркой в руке из положения стоя.

— Путешествуешь ли ты в свободное от съемок время? 

— Я много работаю и не был в отпуске 12 лет. Я и не помню уже, какой он, мой отпуск. Походы и путешествия – это моя работа, и в то же время моя жизнь. Я не могу сказать, что я хочу кого-то видеть в те редкие моменты, когда я не работаю. И прямо скажу, что поспать на белой простыне – это для меня роскошь. И я не меняю ее по доброй воле на то, чтобы пойти потусить в лесочке. Мы тут посчитали, что за 2014 год, например, я 260 дней провел в палатке. Это довольно много.

— А что у тебя всегда есть в палатке? Есть какие-то вещи, без которых вы не готовы отправиться в путешествие?

— Во-первых, у меня не всегда есть палатка. Мы часто живем в тех укрытиях, которые я строю. Это является частью нашей работы, сценария. Но очень часто те домики, которые после меня в лесу остаются, много лет стоят и служат другим людям в качестве убежища. Наверное, я не хотел бы поехать в поход без каких-то острых металлических предметов, например ножей и топоров. Но бывает, что и без них я езжу, так получается.

— Как можно открыть, например, консервную банку в случае, если у тебя нет ножа в лесу?

— Могу рассказать несколько способов. Банку можно потереть о камень или треснуть по ней поленом. А если вы достаточно физически подготовлены, тогда нужно на консервной банке с двух сторон продавить две канавки и сломать банку пополам. Я неоднократно показывал, как сделать это. Недавно на съемках новой передачи, которая называется «Кастинг Баженова», у нас был специальный эпизод, где я правой рукой раздавливаю банку сгущенки. 

— А что за проект «Кастинг Баженова»?

— Мы готовим новый проект, и очень скоро на экранах страны его, я надеюсь, можно будет увидеть. Это гораздо более длинное и более насыщенное произведение, чем «Рейтинг Баженова». И там я в кадре не один. Фабула абсолютно реальная. Поскольку я прожил до 40 лет холостяком, я выбираю себе невесту. И в каждой следующей серией приезжает ко мне в лес новая прекрасная красавица и претендует на мою руку и сердце. А я погружаю ее в тот образ жизни, который веду сам и знакомлю ее с матерью природой.

— А какой он, собирательный образ девушки?

— Это умная, храбрая и очень красивая женщина. Они все разные. Есть и совсем маленькие, есть и очень высокие, такие, что мой нос напротив пупка находится. Есть и довольно полные, грузные женщины, есть и совсем худые, разнообразных расовых принадлежностей. Я просто теряюсь, потому что они все просто прекрасные, на всех можно жениться. А поскольку многоженство в нашей стране, к сожалению, запрещено, я не знаю, чем эта передача закончится. Потому что я не знаю, как из них можно выбрать.

— Как к тебе пришла идея создать такого рода передачу?

— Эта идея вообще, честно говоря, пришла не ко мне, а к моему другу, Леше Куренкову. Я очень горжусь тем, что я с ним знаком, и в голову ему приходит много светлых идей, в том числе и эта. Она интересна мне не только с точки зрения телевидения, но и с точки зрения моего жизненного экспириенса. Дело в том, что моя лесная жизнь не позволяет мне встречаться с женщинами, тем более с такими красивыми и в таком объеме. А тут вдруг все само собой срастается.

— А правда ли, что сценарий для «Сказок Баженова» писала мама?

— Да, это чистая правда. Сценарий к сказкам писала моя мама, Татьяна Иванова, и я считаю, что эти сценарии когда-нибудь имеет смысл издать на бумаге. «Сказки Баженова» — один из самых крупных и серьезных проектов в моей жизни. Это, пожалуй, единственное на тот момент в России, да и в мире, где дикие животные работали в декорациях. Проект жил очень долго, выдвигался на многие национальные и мировые премии. Но на тот момент, когда в России наступил кризис, поскольку этот проект был очень дорогостоящим, то консолидированным решением руководства канала НТВ было приостановить этот проект. До сих пор он находится в приостановленном состоянии, но когда-нибудь, я думаю, мы его продолжим уже с применением новых технологий, которые за это время появились.

— В твоем детстве были походы? 

— Когда я был ребенком, мой досуг так же отсутствовал, как и когда я стал взрослым. Я считаю, что характер человека формируется в детстве, и в том числе его пригодность к труду. Чем больше юное существо совершает усилий, как моральных, так и физических, тем на большее оно будет способно, когда вырастет. Я с раннего детства ходил в походы, и был период моего детства, когда я хотел быть геологом. Это период, когда юноши стараются перечить родителям, и я считал, что журналистика — это не для меня, это скучно, и биология тоже не для меня, потому что там нужно всякие точные науки обязательно изучать. И я почему-то решил, что геология – это не такая точная наука, и отправлялся в разные путешествия. Я научился на зуб отличать различные материалы, вкусил этой прекрасной походной жизни и потом эти навыки применил уже немножко в другой сфере.

— Когда и где можно будет посмотреть новый проект «Кастинг Баженова»?

— Во-первых, наш флагманский проект «Рейтинг Баженова: Дикарь» уже идет в эфире и будет, так сказать, глобально расширен с наступлением осени на каналах цифрового телевидения всероссийской государственной телерадиовещательной компании. А вот новый проект «Кастинг Баженова» стартует на канале «Живая Планета». А после «Живой Планеты» он будет ретранслирован на других каналах ВГТРК.


Партнеры



Партнеры



Партнеры