Интервью

Российские учёные нагрели плазму до 10 млн градусов. Что это даёт?

9 Августа 2016 в 13:47
Российские учёные нагрели плазму до 10 млн градусов. Что это даёт?
Строящийся во Франции реактор для термоядерного синтеза. Фото: ITER

Замдиректора Института ядерной физики рассказал НСН, как нагревание плазмы поможет построить альтернативный термоядерный реактор.

Учёные Института ядерной физики (ИЯФ) добились устойчивого нагрева плазмы до 10 млн градусов Цельсия, сообщил НСН заместитель директора ИЯФ по научной работе Александр Иванов. Учёный рассказал, какие перспективы открывает данная разработка и почему она в принципе исключает появление радиоактивных отходов.

- ИЯФ начал рассматривать варианты создания термоядерной системы на основе открытой ловушки. Что это означает?

- Если речь идёт о нагреве плазмы в 10 млн градусов, нужно помнить, что эта температура выше, чем в центре Солнца. Естественно, такую горячую плазму нельзя удерживать в каком-то сосуде с материальными стенками – даже если они будут очень толстыми, они всё равно сгорят. Чтобы этого избежать, то есть удержать горячую плазму, есть по меньшей мере два способа.

Первый - когда плазма помещается в сильное тороидальное  магнитное поле, которое меняет траекторию частиц плазмы, после чего они начинают двигаться по кружкам, наматывающимся на силовые линии магнитного поля. При этом поперёк магнитного поля плазма не перемещается, не создавая никакого теплового потока. На этом принципе основаны установки токамак, которые имеют вид «бублика» с магнитным полем внутри, предложенные у нас в стране для магнитного удержания плазмы для проведения управляемого термоядерного синтеза. В гонке идей, как создать Солнце на Земле, сейчас лидируют именно эти установки.

Существует и другая система. Упрощённо говоря, это длинная открытая ловушка труба с продольным магнитным полем, где плазма удерживается от контакта со стенкой, но относительно свободно растекается вдоль и попадает на торцевые стенки. В этих ловушках мы научились делать так, что потери тепла вдоль магнитного поля очень сильно уменьшаются по сравнению со свободным разлётом плазмы.     

- Как далеко мы находимся до создания термоядерного реактора?

- Есть реакторы, принцип действия которых построен на токамаках, есть – на открытых ловушках, а существуют и, например, импульсные системы, когда лазером поджигают капельку тритий-дейтериевого топлива, и она сгорает за миллионные доли секунды, давая энергию. 

Что касается токамаков, через 10 лет во Франции будет запущен большой реактор ИТЭР – циклопическое сооружение большой сложности, где будет продемонстрировано термоядерное горение плазмы. При этом температура там примерно в 10 раз больше, чем на данный момент мы можем получить сейчас на открытых ловушках.

Но, тем не менее, при температуре в 10 млн градусов можно сделать очень полезные вещи – в частности, очень мощный источник нейтронов, который нужен, например, для испытания материалов будущего термоядерного реактора. (То есть стенки токамаков в ходе испытаний будут подвергаться очень мощному потоку нейтронов, и учёные, таким образом, смогут полностью смоделировать ситуацию.) Также нейтронные источники могут использоваться в качестве драйверов для подкритических реакторов деления – они вставляются внутрь системы ядерного реактора, работающего с коэффициентом усиления меньше единицы. Это сильно повышает безопасность работы подкритической системы, что в принципе исключает возможность аварий по типу чернобыльской. 

- Каким же прорывом «чревато» ваше достижение?

- Сейчас мы российские специалисты-ядерщики достигли такого уровня, при котором можно начинать проектирование прототипов таких мощных источников нейтронов. Если же смотреть с прицелом на более дальнюю перспективу, я не вижу ограничений, чтобы не увеличить температуру нагрева плазмы не до 10 млн, а , скажем, до 300 млн градусов.

Исходя из этого посыла, мы в ИЯФ рассматриваем возможности для создания следующих поколения ловушек, параметры которых будут существенно увеличены. И будем серьёзно думать над созданием альтернативного ИТЭР реактора. Если это все получится, наш термоядерный реактор на основе открытой ловушки возможно будет даже коммерчески гораздо более привлекательным, чем таковой на основе токамаков, и создаваемое во Франции сооружение не может соревноваться с ним по технической простоте.

- Сейчас мы достигли такого уровня, при котором можно начинать проектирование прототипов таких мощных источников нейтронов. Если же смотреть с прицелом на более дальнюю перспективу, я не вижу ограничений, чтобы не увеличить температуру нагрева плазмы не до 10 млн, а, скажем, до 300 млн градусов.

Исходя из этого посыла, мы в ИЯФ рассматриваем возможности для создания следующих поколения ловушек, параметры которых будут существенно увеличены. И будем серьёзно думать над созданием альтернативного реактора. Если всё получится, термоядерный реактор на основе открытой ловушки, возможно, будет даже коммерчески более привлекательным, чем таковой на основе токамаков.

- Реакторы на основе открытой ловушки… в чём ещё они предпочтительнее токамаков?

- Мы надеемся, что появление реакторов на основе открытой ловушки, над которыми мы сейчас работаем, при определённом развитии будут возможным. Они имеют определенные достоинства по сравнению с токамаками. Не в последнюю очередь я имею в виду возможность работы на термоядерном топливе, которое либо совсем не даёт нейтронов , либо даёт их совсем мало, что не чревато проблемой длительного хранения и захоронения радиоактивных отходов. 

Отметим, ИЯФ уже сообщал о планах разработки альтернативного ИТЭР реактора. Окончательно оформить технико-экономические основания для проекта прототипа альтернативного реактора с условным названием ГДМЛ (газодинамическая ловушка) институт планирует в рамках программы Института с финансированием Российского научного фонда, которая рассчитана до 2018 года.


Партнеры

Партнеры

Партнеры