Образование и наука

Госдума: Плох не ЕГЭ, а то, как Минобр его проводит

18 Ноября 2015 в 21:20
Госдума: Плох не ЕГЭ, а то, как Минобр его проводит

Ректор МГУ Садовничий выступил с резкой критикой системы ЕГЭ. Его поддержали в профильном комитете Госдумы: ЕГЭ и приём в вузы далеки от совершенства.  

Единый государственный экзамен открыл путь в вузы слабо подготовленным и не мотивированным при выборе профессии школьникам. Ведущие университеты страны вынуждены искать талантливую молодежь на олимпиадах. Такое заявление в среду сделал в Совете Федерации ректор МГУ имени Ломоносова Виктор Садовничий. По его словам, слабость подготовки в МГУ видят «на тестирующих экзаменах для первокурсников».

Первый зампред думского комитета по образованию Владимир Бурматов в интервью НСН поддержал возмущение ректора:

«Садовничий, ко мнению которого образовательное экспертное сообщество всегда прислушивается, характеризует не столько инструмент Единого государственного экзамена, сколько то, как он проводится. Министерство образования не справляется со своими функциями в этой сфере. Проблему надо рассматривать в комплексе, не только ЕГЭ, но и то, как проходит приёмная кампания. Эта связка – ЕГЭ и новый порядок приёмной кампании, которую разбили на две волны, заставляя вузы набирать 80% абитуриентов в первую волну – практически нивелировала все плюсы единого госэкзамена, которые декларировались в момент его введения. Напомню, нам обещали два плюса ЕГЭ: исчезновение коррупции и то, что умные, талантливые ребята из глубинки смогут поступать в самые престижные российские вузы, независимо от географии их расположения».

Собеседник НСН перечислил негативные аспекты в системе ЕГЭ:

«Коррупция сегодня никуда не пропала. Это доказал и наш экспертный независимый доклад и, в частности, антикоррупционная экспертиза ЕГЭ. В серой зоне находятся сотни миллионов рублей. Коррупция просто перешла на новый – федеральный уровень».

«Второй плюс – тот, о котором говорит Садовничий. Но он тоже был нивелирован в этом году, когда вузы публиковали результаты экзаменов и проходной балл на своих сайтах с задержкой на сутки, и не поступившие ребята не успевали передать документы в другой вуз. Надо было физически находиться в Москве или Петербурге, чтобы успеть это сделать», - констатирует Бурматов.

«Третий момент, на котором хочется остановиться – это запредельный уровень стрессогенности ЕГЭ, - продолжает депутат. - Режим общевойсковой спецоперации стал характерным для ЕГЭ – камеры, металлодетекторы, глушилки сотовых телефонов, наблюдатели, участковые. В этой ситуации любой самый талантливый школьник может потеряться и показать не свой результат, а результат своего стресса».     

«Четвёртое – это то, что дети из разных регионов сейчас поставлены в неравные условия. Ввели, например, устную обязательную часть по иностранному языку, при этом не подумав, что в условной Республике Тыва иногда русский язык преподаётся как первый иностранный, а иностранный преподаётся на таком уровне, что сдать по нему ЕГЭ хорошо могут очень немногие», - посетовал парламентарий.

«И пятое. У нас единый госэкзамен начал подменять собой содержательный компонент образования. Сейчас уже в 4-ых классах аттестация проходит практически в формате ЕГЭ, и учителя начинают накручивать детей, и на полках книжных магазинов продаются книги «Готовимся к ЕГЭ по русскому с 1 класса». Получается, что у нас всё образование сейчас заточено исключительно под ЕГЭ».

Первый зампред думского комитета по образованию Владимир Бурматов заявил НСН, что единственным способом поправить ситуацию с ЕГЭ и приёмными кампаниями видит отставку главы Министерства образования Дмитрия Ливанова:

«Озабоченность Садовничего я разделяю полностью. Жаль, что её не разделяют в профильном министерстве. Все обозначенные издержки – это издержки не самого инструмента, а его применения. Не ЕГЭ плох, а то, как его проводят. Единственный способ это исправить – отправить в отставку действующего министра образования».     


Партнеры


Партнеры



Партнеры



Партнеры