Интервью

Андрис Лиепа: Новая сцена Большого "испарила" балетный дух

12 Февраля 2017 в 19:30
Андрис Лиепа: Новая сцена Большого "испарила" балетный дух
РИА Новости

Адрис Лиепа рассказал, как отмечает свой юбилей и чем новая сцена Большого театра отличается от прежней.  

Народный артист России Андрис Лиепа побывал в гостях в утреннем шоу «БЕСТолочи» на «Best FM» и рассказал читателям НСН, как проводит свой обычный день артист балета.

- Андрис, вы очень хорошо выглядите. Как поддерживаете свою форму?

- Я уже с утра позанимался, сделал станок.

- Вы по-прежнему, как и большинство артистов балета, невероятно организованы.

- Иначе невозможно начать день. Если у меня что-то случается такое, что я не успел утром позаниматься, то я ищу возможность в течение дня для физических упражнений или, если я совсем не успел, прихожу вечером, делаю гимнастику перед сном.

- А когда лучше разминаться и приводить себя в форму: утром, днем, вечером?

- Когда хочется. У нас в профессии без станка, середины (комплекс хореографических упражнений - НСН), прыжков не можешь начать репетировать, ведь пока ты не разогреешься делать это просто травмоопасно. Когда после разминки у тебя возникает эффект, как после финской бани, тогда можно начинать делать те движения, которые потом можно показывать на сцене. Более того, перед каждым отделением во время спектакля мы тоже должны разогреваться. Например, в «Спартаке» три акта, перед каждым актом надо сделать станок, чтобы выйти на сцену. Потому что заканчивается первый акт, ты остываешь за время 20-минутного перерыва. Поэтому в течение десяти минут делаем станок, чтобы выйти на сцену разогретым.

- Есть легенды, что у артистов балета – особое питание. Вы строго соблюдаете диеты? Они для вас обязательны?

- Вообще, так нас с сестрой папа еще приучил, Марис Лиепа: с утра есть овсяную кашу. Какой-то диеты не возможно себе представить, потому что, если ты работаешь по 6-7 часов в день, а на спектакле теряешь от 3 до 5 килограммов, то вопрос диеты не стоит. Этот вопрос возникает, когда мало работы или возрастные изменения. С возрастом всегда сложнее в форме находиться. А если артисту до 35 лет, то при очень большой работе никаких диет соблюдать не приходиться. Можно накануне спектакля немного выпить воды, чтобы легче себя ощущать. Я же перед спектаклем старался где-то два килограмма убирать, а еще три потом на спектакле уходили сами. Так, джинсы, в которых я приходил в театр на работу, после спектакля на мне висели.

- Так это хороший совет женщинам, желающим похудеть. Просто идти в балет.

- Верно. У моей сестры Илзы Лиепа есть несколько школ. Там помимо детей занимаются и взрослые женщины. Для формы это очень полезно. Это же красиво, это хорошая осанка, хорошее настроение. Кстати, принцесса Диана занималась балетом три раза в неделю. Я сам сегодня встал, позанимался, а если бы я это время просто проспал, то пришел бы к вам уже с другим самочувствием, настроением, и даже разговор пошел бы по-другому.

- Андрис, отличается ли для Вас как для артиста сцена Большого театра до реконструкции и после?

- Я танцевал на старой сцене Большого 8 лет, также танцевала здесь моя сестра. Отец проработал всю свою жизнь. Опыт работы на старой сцене огромный. У современной сцены свои достоинства. Она имеет много технических возможностей, модернизирована. Но, к сожалению, тот дух, который был, испарился. Ведь история такова, что в Большом выступали Федор Шаляпин, Галина Уланова, Марина Семенова, Майя Плисецкая, Марис Лиепа, Владимир Васильев. Полагаю, со временем прежняя атмосфера вернется. Театр наберет новую силу, новую энергетику молодых артистов. Вот вспоминается, была гримерная, в ней переодевался Шаляпин, а внизу под театром был открыт родник. И в эту гримерку был выведен кран с родниковой водой. Ее набирали в графины и разносили по всему театру.

- А выносить ее можно из театра можно было?

- Конечно. Я как-то спросил о судьбе этого родника. Мне ответили, что его зарыли. Потом поняли, что нужно возродить. Конечно, он не будет выходить в эту же гримерную, ее уже и нет после реконструкции, но к этой традиции хотят вернуться.

- Давайте обратимся к Вашему юбилею. Вам 55, и Вы решили праздновать на сцене. Что ждет зрителей?

- Это будет концерт 18 февраля. Он пройдет на сцене Кремлевского Дворца. Там я впервые выступил в 1971 году, будучи учеником подготовительного класса Хореографического училища. Мы танцевали балет «Школьный двор». А 18 февраля мы сделаем настоящий вечер балета. В первом отделении – мой проект «Русские сезоны», который мы делаем уже 25 лет. Также мы покажем с театром Натальи Сац «Золотого петушка». Потом покажем «Видение розы», «Половецкие пляски». Выступят артисты Мариинского театра. Во втором отделении будут мои ученики. Ожидается много интересного.

- Какие планы у Вас по гастролям?

- У нас готовятся интересные гастроли в Венецию. Мы делаем вечер, посвященный Сергею Дягилеву и Игорю Стравинскому. Он пройдет 27 февраля на сцене театра Карло Гальдони, а 25 февраля будет концерт, который состоится в небольшом городишке рядом с Венецией в театре Джузеппе Верди.

- Андрис, сегодня русский балет по-прежнему впереди?

- Я считаю, что да. Есть критерий простой, мы сейчас живем в обществе, в котором много чего измеряется ценой. Вот в Нью-Йорке, например, русский балет стоит от двух сот долларов, в Лондоне – от двух сот фунтов. И люди приходят, голосуя, рублем. Да, это недешево. Но будем учитывать, что мы привозим на гастроли 220 человек. Этому количеству людей надо оплатить перелет, сделать рабочие визы. Одна виза 450 долларов. Представьте себе. Вот когда начинаешь формировать бюджет, понимаешь, что для выезда за границу нужно искать спонсоров. А мы последние два года в связи с санкциями не выезжаем, потому что не можем найти компанию, которая могла бы нам помочь. Мы должны были в ноябре прошлого года ехать в Нью-Йорк на столетие «Русских сезонов». В 1916 году Сергей Дягилев проехался по 20 городам США. Хотели отпраздновать. Идея была очень хорошая. У нас не получилось отметить это событие. Может быть, в этом году попробуем приехать в Южную Америку, потому что в 1917 году Дягилев вывез «Русские сезоны» в Южную Америку. Это была Аргентина, Бразилия, Уругвай. Так что, если получится, поедем туда.

- Андрис, не было ли соблазна поэкспериментировать с современным балетом?

- Мы делали интересный проект, который назывался «Музей Оскара Шлеммера» с театром «черноеНЕБОбелое». Мы с ними восстанавливали костюмы художника Оскара Шлеммера (художник - НСН). И сделали спектакль с лазерным, световым шоу. Представление шло в Большом театре, мы показывали его в Риге и на сцене Новой оперы. К сожалению, оно очень дорогостоящее, показывать его часто нет возможности. Но всегда можем восстановить. Еще один современный балет, посвященный «Русским сезонам», поставил хореограф Патрик де Бана.

- Вы внесли свой вклад не только в балет, но еще и в оперное искусство. Какие у Вас оперные постановки?

- Я поставил три оперы. Оперу «Сказание о древнем граде Китеже» в Мариинском театре, дирижер – Валерий Гергиев. Потом я поставил для Центра оперного пения Галины Вишневской «Евгения Онегина». И также поставили «Золотого петушка» на сцене театра Натальи Сац, с костюмами, декорациями, как было у Дягилева в 1914 году. Это опера-балет. Балет танцует, опера поет, оркестр играет музыку Римского-Корсакова. Костюмы расписаны батиком. Дети с огромным удовольствием приходят, а родители после спектакля подходят ко мне и говорят: «Большое спасибо. Мы не верили, что дети могут больше 10 минут сидеть на месте и не двигаться».


Партнеры

Партнеры

Партнеры