Разное

«Законодательная дырка, размером с кита». Эколог о проблемах российских океанариумов

16 Октября 2017 в 09:05
«Законодательная дырка, размером с кита». Эколог о проблемах российских океанариумов

Дмитрий Глазов рассказал НСН, почему в океанариумах гибнут животные и как исправить эту ситуацию.

В «Приморском океанариуме» за четыре года погибли 19 животных. Среди них - дельфины, киты, нерпы, сивучи, скаты и другие рыбы. Последней в печальном списке стала афалина Ева. Самка дельфина погибла от острой пневмонии, которая среди млекопитающих встречается весьма часто.

Почему в океанариумах гибнут животные и как это предотвратить НСН разбиралась вместе с заместителем руководителя программы «Белуха – белый кит» Института проблем эволюции и экологии им. А.Н. Северцова РАН Дмитрием Глазовым.

- Почему в океанариумах часто погибают животные, это какие-то ненадлежащие условия содержания или некомпетентность персонала? С чем могут быть связаны такие проблемы?

- Это очень сложный вопрос. Конечно, каждый случай рассматривается в отдельности, в том же океанариуме создается комиссия, которая делает официальные выводы. Вот когда у них погибли тихоокеанские белобокие дельфины, сразу несколько, их отправляли в лабораторию заповедника «Земля леопарда» на Дальнем Востоке, которая сертифицирована под вскрытие диких животных и определения причин смерти.

Вообще, гибель животных  в неволе, в принципе, нормальная ситуация. Другое дело, что частые случаи, особенно в таком знаковом месте, как «Приморский океанариум», привлекают к себе внимание.

- То есть гибель животных – это общая проблема океанариумов?

- Основная проблема всех дельфинариев и океанариумов в России в том, что не существует правил содержания животных. Еще во время открытия «Приморского океанариума» на острове Русском, мы ездили туда с инспекцией от Института проблем экологии и эволюции им. Северцова. Мы еще тогда заявляли, что нет в России утвержденных правил содержания морских млекопитающих в неволе. Такие правила были когда-то разработаны и предложены Министерством природных ресурсов в 2014 году, но до сих пор они не приняты.

Соответственно приходится океанариумам, даже если они хорошие и пытаются соблюсти все требования, содержать этих животных  по правилам человеческих плавательных бассейнов,  выдерживать нормы воды. Это нонсенс, но это так. То есть вода, а именно ее качество и содержание, - проблема номер один.

Вторая проблема в том, что в России не существует специализированного обучения ветеринаров, которые ухаживали бы за морскими млекопитающими. Ветеринары, которые есть, как правило, учились в обычных академиях на наземных животных - крупный рогатый скот и домашние животные, а потом они переквалифицируются на морских млекопитающих. Эта переквалификация идет путем получения знаний от уже опытных ветеринаров, которые работают в этой области, либо новичкам приходится ездить куда-то за рубеж, где есть такое обучение. Но системное обучение ветеринаров по уходу и содержанию морских млекопитающих в России отсутствует.

- Если не решены эти две глобальные проблемы, может быть, пока стоить закрывать эти океанариумы?  Или это будет большой удар по простым гражданам и ученым?

- С точки зрения законодательства, отлов этих животных и их содержание у нас разрешены. Поэтому запретить и закрыть можно на только основании чего-то. Таким основанием, в принципе, мы предлагали сделать правила, где было бы четко прописано, в каких условиях эти животные должны содержаться. Мы пытались эту инициативу внести в рассматриваемый уже несколько лет закон о бережном отношении к животным. Вот туда мы пытались внести раздел, связанный с морскими млекопитающими, или хотя бы само понятие «морские млекопитающие», но как то это не идет у наших законодателей.

С другой стороны, если закрыть океанариумы, куда жевать животных? Выпустить их обратно нельзя. Они адаптированы к неволе, соответственно, их надо содержать в неволе. Процесс перевода животных из зависимого от человека содержания в вольное - длительный и непростой процесс, он требует отдельных усилий специалистов. Таких случаев выпусков единицы в мире.

- Может быть, тогда закрывать проблемные океанариумы и перевозить животных в нормальные? Или у нас во всех океанариумах есть проблемы?

- Проблемы, которые я назвал, есть везде. Нет норм содержания и правил обучения специалистов. Что касается изъятия, то все млекопитающие кому-то принадлежат. Для того, чтобы их забрать, надо иметь основания. Как правило, изымают по факту плохого содержания животных. Но часто просто не успевают этого сделать – животное гибнет.

- Есть ли в России хотя бы один океанариум, в котором так часто дельфины не погибают?

- Я за все эти дельфинарии и океанариумы сказать не могу, потому что они все частные. Подведомственных ФАНО всего несколько – во Владивостоке, Мурманский тюленарий, Карадагский дельфинарий и морская станция нашего института. Зрелищный только тот, что на Остове Русский. Остальные - научные базы, где содержатся животные. На нашей, например, содержатся моржи, которых конфисковали два года назад на Чукотке. Теперь мы их кормим фактически за свой счет.

- А в научные базы допускаются посетители?

- Нет, это не зрелищно, там только научные работы проводятся. По российскому законодательству млекопитающих можно ловить для нескольких целей: коммерческой - это забой, как раньше били гренландского или каспийского тюленя на шапки;  для научных целей, то есть проводить какие-то научные исследования и для культурно-просветительских целей, когда пойманные животные потом используются для коммерческих целей. Это еще одна казуистика российского законодательства. Например, в московском «Москвариуме» сидят  белухи, косатки, тюлени, которые были выловлены в культурно-просветительских целях, но использование их идет в коммерческих целях, поскольку у нас есть в законодательстве такая «дырка». Вот эти культурно-просветительские цели используются сейчас чаще всего. То есть массово сегодня тюленя или кита никто не бьет. Животных используют именно для вылова и дальнейшей продажи либо внутри России, либо за рубеж. Чаще всего эти животные попадают в Китай.

- Не планируется ли инспекция в «Приморский океанариум» после происшествия?

- Пока нам ничего не поручали. По собственной инициативе мы приехать не можем, поскольку «Приморский океанариум» находится в ведении Академии наук, вернее Федерального агентства научных организаций (ФАНО). Нас, как подведомственную организацию ФАНО, приглашают при необходимости.

- Как часто вообще инициируются проверки океанариумов? Нужно для этого какое-то основание или можно приехать без предупреждения и, так сказать, оценить обстановку?

- Существует практика проводить проверку по заявлению граждан. Если заявление поступило в прокуратуру, то ведомство вместе с соответствующими организациями проводит проверку. Но что они проверяют? Они проверяют наличие документов на животное, наличие у него специального чипа, в надлежащих ли (по их мнению) условиях животное содержат. Если есть чип и документы, животное не кашляет, не чихает, кожа не гниет - то и проверять больше дальше они ничего не могут, потому что нет оснований для дальнейших действий, нет правил, нет норм для содержания этих животных.

- То есть, получается, у нас неспециалисты проверяют все эти океанариумы?

- Специалист - это ветеринар. Отдельной  инспекции по дельфинариям и океанариумам у нас в прокуратуре нет. А на проверку чаще всего приходят представители именно этого ведомства. Иногда бывает и ФСБ, если есть какие-то признаки злоупотреблений. Допустим, сидит в дельфинарии без документов  афалина, выловленная в Японии и привезенная к нам, а подозревается, что сидит черноморская краснокнижная афалина, тогда прокуратура привлекает ФСБ.  Они пытаются все проверить, присылают нам генетические пробы, для того чтобы мы определили видовую принадлежность. Очень часто бывает, что легально купленное в Японии животное гибнет от болезней либо с ним что-то случается. Тогда его меняют на черноморского афалина, который Занесен в Красную книгу.

Тема, как видите, сложная. Если нам удастся ее встряхнуть, то будет здорово. Потому что мы не первый день пытаемся пробиться к нашим законодателям, регуляторам, чтобы наладить систему, а не просто созерцать, как звери погибают.

 


Партнеры

Партнеры

Партнеры