Культура

Смехов: Высоцкий – это тема, которой принадлежит будущее

25 Марта 2018 в 19:30
Смехов: Высоцкий – это тема, которой принадлежит будущее

Вениамин Смехов побывал в гостях у «Подъемников». О чем он пишет в дневниках и как попал в мюзикл «TODD», читайте только на НСН.

Актер театра и кино Вениамин Смехов заглянул в гости к «Подъемникам». Он рассказал ведущим НАШЕго Радио о дружбе с Владимиром Высоцким, участии в мюзикле «TODD», а также о новой книге, презентация которой состоится 29 марта.

- Вы читали статью о себе в Википедии? Там все правда или где-то наврали?

- Это добрая смесь мусора и энциклопедической точности. Вообще, интернет очень полезен для продвинутой части населения, для «осмысленных граждан».

- Если вы находите неточность в биографии, как поступаете?

- У меня к своей биографии прохладное отношение. Мне интересно то, что происходит сегодня. А то, что нужно интересно из жизни, я сам из себя вычитал, вспомнил и описал, поскольку у меня две профессии: актерская и литературная. Есть книжки. Новая выйдет как раз 29 марта. Ее презентация состоится в книжном магазине «Москва» на Тверской.

Книга называется «Здравствуй, однако…» Она посвящена 80-летию Владимира Высоцкого. Это, так сказать, обновленный корпус моих литературных работ, связанных с воспоминаниями о ранней «Таганке», где было много Золотухона, Высоцкого, Хмельницкого – моих товарищей и друзей.

Высоцкий – это тема, которой принадлежит будущее. Но я ее вытащил не сам – жена настояла. Вы же знаете, что «умная жена – спасение для глупого мужа» (смеется). Мы с ней вытащили из дневников 40-летрей давности то, что я сам себе писал по ходу жизни на «Таганке», когда в нее попасть было невозможно. Сегодня то де самое происходит в Гоголь-центре. Юрий Любимов года за три до ухода благословил этот театр. Он как будто предвидел, что у замечательного режиссера, одного из лидеров сегодняшней театральной молодежи Кирилла Серебренникова тоже будет непростая судьба.

Название книги взято из текста Валерия Золотухина и Владимира Высоцкого со съемок фильма «Хозяин тайги». Проходили они в Красноярском крае, мы переписывались.

- Вы упомянули письма. Сейчас жанра письма как такового уже нет. Пишут просто смс одной строчкой. С дневниками, наверное, такая же история. А Вы продолжаете вести дневники?

- Дневники – это литературный жанр. Поскольку я отношусь серьезно к обеим своим профессиям, то всегда спешу домой, чтобы описать все.

- А Вы пишете тезисно или развернутые уже, литературные истории?

- Я не могу назвать свои записи строго «Дневники». Заметки, записки. Я помечал все, что мне было интересно. Потом нашлась добрая рука – родная жена, которая, к тому же, по образованию искусствовед, киновед, театровед. Она понимала, что такое история и знала цену архиву.

- Много вопросов задают наши зрители по поводу Вашего сотрудничества с группой «Король и Шут» в зонг-опере «TODD». Сразу ли Вы согласились?

- Меня завлекли замечательный Михаил Горшенев, который так рано ушел из жизни, и мой старший внук Леонид, который отлично разбирается во всех таинствах нового и старого рока и одновременно хорошо знает всю бардовскую культуру.

Год назад состоялось восстановление этого спектакля, который снова идет, но уже без Миши. Но он хорошо идет. Я видел это безобразное и безрассудное многотысячное марево людских голов, которые и меня встретили визгом. Я-то думал, что будут чужим на этом празднике жизни. Я же, прежде всего, театральный человек. В кино играл не много, но то, где я сыграл, знают все. Я про музыкальный фильм под названием «Три мушкетера и один Боярский» (смеется).

- Вы с Боярским сейчас общаетесь? Не по работе, а просто…

- Вернусь от вас – тут же позвоню.

- Слушатели спрашивают про аудио-спектакль «Али-Баба и 40 разбойников»…

- Это то, что, наверное, отзывается во многих людях вместе с «Мушкетерами». Я занимался персидской поэзией. Был фильм, в котором я снимался в роли Хафиза. А потом мне заказали пластину «Али-Баба и 40 разбойников». Я увлекся и в стиле «капустников» придумал пародию на Шехерезаду. Переделал все на персидский лад. Первыми слушателями пластинки стали Юрий Визбор, Леонид Филатов и Семен Фарада. Они увлекли этим моих старших обожаемых коллег – Олега Табакова, Армена Джигарханяна и других. Мы, когда записывали текст и музыку, жили в полном согласии.

Когда закрылся занавес за Советским Союзом, на фирме «Мелодия», в архиве мне сказали, что пластинок «Бременские музыканты, «Али-Баба» и «Алиса в стране чудес» куплено уже три миллиона. Теперь это издали уже на дисках.

- Вы работаете и дружите с талантливыми, замечательными людьми. Когда собирались в неформальной обстановке, о чем говорили?

- Когда я глядел на любимых актеров, искренне восхищался ими и думал: «Вот, Ролан Быков ложиться спать гениальным актером, просыпается гениальным актером, идет по улице гениальным актером». Потом, когда я сам стал актером, выяснилось, что все не так. Они тоже люди. И говорят они на разные темы, обо всем, что происходит вокруг.

- А какую историю Вы рассказываете, когда журналисты вас спрашивают о Высоцком?

- Мне очень неловко, когда в лоб спрашивают о любимых артистах или поэтах. Высоцкий и в театре для меня был главным артистом, мы были очень близки. Мы нигде не расставались. И даже когда Володя прилетел со съемок фильма «Вертикаль», мы все собрались у Золотухина и Нины Шацкой. Главной нашей заботой было найти гуся в Москве. Мы встали в очередь, купили гуся, принесли, а пока это готовилось и выставлялось, Володя нам пропел только что сочиненную Песню о вещей Кассандре. И то, как он спел, мне запомнилось на всю жизнь.

Талантливый актер и телеведущий Вениамин Смехов больше всего запомнился зрителям в роли Атоса в картине «Три мушкетера». Долгие годы он был одним из ведущих актеров Театра на Таганке, также смог проявить себя как сценарист и режиссер.


Партнеры

Партнеры

Партнеры