Культура

Российский документалист-новатор намерен «взорвать Голливуд»

10 Сентября 2018 в 19:36
Российский документалист-новатор намерен «взорвать Голливуд»
ФОТО: Виктор Косаковский/НСН
Виктор Косаковский рассказал о премьере своего фильма «Акварель» и о последовавших восторженных письмах.

На 75-ом Венецианском международном кинофестивале показали документальный фильм «Акварель» Виктора Косаковского, члена Европейской и Американской киноакадемий. Он снял новаторскую в техническом смысле ленту, которая может если и не совершить революцию в кино, то открыть новую страницу в его истории. В интервью спецкору НСН в Венеции Марине Латышевой Виктор Косаковский рассказал об особом внимании со стороны Голливуда и о своем успехе.

- В вашем режиссерском заявлении, опубликованном на сайте Венецианского кинофестиваля, вы писали, что в «Акварели» хотели показать эмоции, которые у вас вызывает вода. Но в фильме я вижу только страх и шок. Почему только такие пугающие эмоции?

- На мой взгляд, это и есть красота. Почему-то у нас красота ассоциируется с тропической красотой — спокойным синим морем, солнцем, пляжем. Я вижу красоту иначе. Для меня самое красивое место на Земле — это Байкал с его суровой, серьезной красотой. Или океан. Океан это красиво, но это страшная красота. Мне нравится это странное сочетание, когда ужасно и красиво в одно и то же время, именно это мне и интересно. Horrible beauty. Когда ты не знаешь, это ужас или это чудо, боишься и наслаждаешься одновременно.

- В техническим смысле «Акварель» — кино новаторское. И на это уже отреагировал Голливуд. Вас приглашают туда делиться опытом? Расскажите, пожалуйста, об этом.


- Я начал картину давно. Но оказалось, что задача, которую я ставлю, столь масштабна, что Германия с Великобританией и Данией, вместе взятые, не могут это поднять (фильм создавался в копродукции этих стран – прим. НСН.). Продюсеры уже думали, что все, фильма не будет, денег в Европе не набрать. И, тем более что мы снимаем фильм с помощью революционных технологий, которые никто никогда не пробовал. Некоторую сумму мы собрали, но ее не хватало. Тогда мне пришлось рискнуть. Я через голову продюсеров отправил в Голливуд 25-минутный эпизод и стремительно получил ответ с содержанием примерно таким: «Wow! Мы никогда такого не видели, стой там, где стоишь, не двигайся, ни с кем больше не разговаривай, мы скоро будем». И написали, что купят все, вложатся, сколько бы это ни стоило. После этого жизнь изменилась, нам дали сразу и все, что мы просили.

- Но ведь дело не только в технике съемки, но в том, как это показать зрителю?

- Да, и вы в Венеции, к сожалению, не видели эту самую частоту 96 кадров, вот в чем проблема. Пока, к сожалению, проектора нет, есть только его прототип. Но Венецианский кинофестиваль не рискнул, он хочет сохранять свою репутацию, хочет надежности, потому показал фильм со скоростью 48 кадров в секунду. Я вас уверяю, что если бы вы увидели 96 кадров, то традиционные 24 кадра вы бы уже не захотели смотреть. То есть получается такая история: технологически камеры готовы к этому решению, компьютерную систему для монтажа можно усовершенствовать, это не так уж и сложно. Создать проектор тоже можно. Но нужно создать бизнес-модель, при которой переоборудуют все кинотеатры мира, заменят проекторы с традиционных на те, что способны показывать фильмы с частотой 96 кадров. Вот это и есть самое сложное.

- Это, пожалуй, почти нереально?


- Но после первых показов в Венеции был буквально обвал. Все хотят это видеть, самые крупные имена! Каждую минуту мне показывают е-мейлы то от одного звездного имени, то от другого. Лучшие операторы Голливуда, оскаровские лауреаты, написали мне совместное письмо. Что «это невероятно, мы хотим это видеть, прилетай, покажи, тут все снимают шляпу». Потому что они пытались это сделать, но у них не получилось. Джеймс Кэмерон пытается сейчас создать камеру, но не очень понятно, когда он дойдет до этого. Энг Ли снимал с частотой 120 в секунду, но у него пока не получилось это показать, и пришлось выпустить получившееся кино в кинотеатрах с традиционной частотой 24 кадра в секунду. Он сегодня утром написал мне: «Прилетай, мы взорвем Голливуд».

- Это значит, что все эти люди сейчас действительно взорвут Голливуд, потребуют от индустрии убедить кинотеатры сделать такое переоборудование?

- Конечно, мы поедем, потому что теперь я знаю, после того, как сам это снял, что подобные технологии — это волшебство, когда можно увидеть каждую каплю дождя. Это почти как 3D без очков.


Напомним, что Виктор Косаковский является лауреатом множества российских и международных наград. Его новый фильм делался в копродукции нескольких стран. Работы велись по всему миру, от Байкала до Флориды. Общий бюджет проекта составлял 2 млн. евро. «Акварель» — это фильм о воде в самых разных ее проявлениях, хотя в основном, довольно страшных и катастрофических. Людей в кадре почти нет, есть айсберги, девятый вал, разрушительный ураган в Майами. Проект новаторский, так как сделан в непривычном пока формате, 96 кадров в секунду. Традиционно кино снимают в формате 24 кадра в секунду, этот стандарт был сформирован еще на заре развития кинематографа. Известны попытки изменить традицию и сделать изображение более четким и плавным, превратить экран в реальность. Пионеры пытались делать нечто подобное еще в эпоху пленочного кино. Уже в наши времена Питер Джексон снимал своего «Хоббита» с частотой 48 кадров в секунду, в этом направлении работают оскаровские лауреаты Джеймс Кэмерон и Энг Ли.

Партнеры

Партнеры



Партнеры



Партнеры