Культура

Роман Кадария: Фотограф возбуждается от нового объектива

15 Октября 2016 в 19:30
Роман Кадария: Фотограф  возбуждается от нового объектива
ФОТО: Роман Кадария // Instagram/romankadaria
Профессиональный фотограф рассказал НСН, почему перед съёмкой нужно обязательно познакомиться с моделью.

Фотограф Роман Кадария побывал в гостях в утреннем шоу «БЕСТолочи» на BEST FM и рассказал читателям НСН о работе с моделями, создании образа и о влиянии кризиса на работу фотографа.

– В вашей жизни были такие ситуации, когда вы были расслаблены, думали о чем-то своем, ушли в творческих процесс, а в это время вам говорят: «Рома, время закончилось, уходим»?

– Я постоянно в своих мыслях.

– Через ваш фотообъектив прошло очень много девушек. Вы отдаете предпочтение блондинкам или брюнеткам?

– У меня нет такого предпочтения. Мое понимание красоты не только визуальное, но и духовное. Важно то, как человек передает свои эмоции.

– Психологи считают, что женщины сбривают свои волосы, когда хотят сказать миру, что не хотят больше секса. Вы, как человек, который смотрит на мир иначе, что об этом думаете?

– Я так не думаю. Иногда, показывая шею, она показывает больше своей сексуальности.

– Нужно ли знакомиться с объектом своего дальнейшего произведения искусства?

– Обязательно. Если это жанровая фотография (то есть где-то на улице находил), это другое. Когда ты снимаешь один на один, обязательно надо познакомиться, обговорить, что любит, что не любит, обсудить какие-то моменты. В какой-то мере я психолог. Друзья мне звонят иногда, когда какие-то семейные проблемы.

– А бывает такое, что к вам на съемку приходит красивая девушка, но, пообщавшись с ней, вы понимаете, что у вас нет связи?

– Были такие случаи. Просто фотосессия растягивается на время в два раза большее. Нужно добиваться результата с помощью еще больших разговоров: нужно расслабить человека, иногда можно даже выпить.

– А часто бывают такие заказы, когда нужно уезжать?

– Были случаи. Как раз в это время снимали Шерон Стоун. Мой друг снимал фильм «Любовь в большом городе», и я ездил туда снимать состав и саму красу американскую.

– Вы видели Шерон Стоун?

– Да, очень хорошо она выглядит, фигура такая подтянутая, шикарная.

– Фотографы - развратники?

– Фотограф может весь день снимать обнаженных женщин, но по-настоящему возбуждается от нового объектива.

– Есть разница для вас: съемки на природе или съемки в студии?

– Да. Единственное, что в Москве плохо, - лето всего два месяца. Но мне очень нравится снимать на натуре. Я максимально использую пейзажи, архитектуру и в других странах. В том числе та выставка, которая была, все это снято в Таиланде

– Как найти вдохновение?

– Хожу по улицам. Все зависит от меня. Я человек немного ленивый, люблю поспать, люблю поваляться. Для вдохновения муза нужна, девушка, которая передаст это настроение. Приходя на любую съемку, я почти не готовлюсь. Пока девушку красят, я пью кофе, думаю о первом образе.

– Люди, которые приходят на ваши выставки, правильно вас понимают?

– Не знаю. Тут надо их спрашивать. Они мне всегда говорят, что все хорошо, круто. В России фотоискусство не так популярно. Не покупают так, как там. Но мы все равно сидим, ждем, не сдаемся.

– Когда вы ходите по улицам, что в кармане лежит?

– Сейчас так технологии так продвинулись, что можно на телефон снимать. Если я где-то за границей, то я всегда с фотоаппаратом хожу.  Снимаю для себя и жанровую фотографию, и пейзажи.

– А солнышко на ладошке вас раздражает? Я вот недавно видел фотографию, где девушка на одной руке держала солнце, а на другой – луну. А есть такая серия бытового плана, которая заставляет вас вздыхать?

– Я так особо не придираюсь ни к чему. Учить кого-то – не моя привилегия.

– А вы как научились?

– Я закончил художественную академию по классу живописи. В 1998 году решил что-то поменять,  стал дизайнером и шесть лет работал арт- директором рекламной компании. А потом мне подарили мыльницу.  Снимал одну девушку обнаженной, начал выкладывать на один фотосайт, там были комментарии довольно неплохие. Меня заметили и попросили приехать в фотостудию. Я до этого в жизни никогда не держал профессиональный фотоаппарат. Через год была уже первая выставка «Город ангелов».

– Вы больше за черно-белую фотографию?

– Какой-то период да. Сейчас думаю что-то яркое сделать. Черно-белый огонь как-то не очень.

– А вы снимаете на цифру?

– Да. Я же фотохудожник, а не фотограф. Я больше использую технику для того, чтобы создать то, что хочу передать.

– А вы используете редактор?

– Фотомонтаж – да. С фотошопом я на ты.

– Что вам нравится делать по жизни?

– В стране кризис, поэтому приходится проводить время с друзьями.

– А как вы к кризису относитесь?

– Нормально. Сколько мы их уже пережили? 2008 не был для меня кризисом. Те люди, которые снимались у дорогих фотографов, тогда приходили ко мне.

– Друзья пользуются вами в каких-то корыстных целях? Поснимать на свадьбах?

– Свадьбы я не снимаю, но какие-то love-story, когда перед свадьбой идем по городу, пара целуется, обнимается, а я их снимаю, – вполне.

– Очень много маек есть со скорпионами, вашими фотографиями, это действительно ваше?

– Да, я запустил свой бренд пару лет назад. Но это все загнулось. Я сдавал в определенные магазины, они закрылись. Я сейчас запускаю новый дизайн. Везде обнаженная натура. У меня сейчас все в телефоне. В Instagram я выложил пока только одну фотографию, написал – скоро будет.

– Фотографом становятся или рождаются?

– Скорее, художником. Генетически это заложено, надо развивать.

– А кто вам помог его развивать?

– Мама. Она очень хорошо поет, но родители заставили ее поступить на экономический. В ней убили артистическую натуру. Она увидела во мне талант, что я рисую. Все тетради были в школе перерисованы. Сначала отучился в техникуме, а потом в академии. Потом я уже в Москву приехал.

– Что влияет на ценность фотографии?

– Пиар. От пиара зависит много, от команды. На Западе команда очень хорошо работает, поэтому они заранее знают, сколько получат. У нас такого нет. Я призываю агентов: учитесь продавать. 


Партнеры

Партнеры

Партнеры