Культура

Премьер Большого театра: В фильме Тодоровского показаны абсурдные вещи

10 Июня 2017 в 19:30
Премьер Большого театра: В фильме Тодоровского показаны абсурдные вещи
РИА Новости

Премьер Большого театра Денис Родькин рассказал спецкору НСН, как попал в балет и в чем неправда фильма «Большой».

Премьер Большого театра, лауреат этого года фестиваля «Бенуа де ла Данс» Денис Родькин на творческой встрече в театральном музее им. А.А. Бахрушина рассказал журналистам, как встретили постановки Большого театра в Японии, а также о том, какие моменты фильма Валерия Тодоровского «Большой» не соответствуют «балетной» действительности.

- В Японии совсем недавно завершился фестиваль «Русские сезоны». Расскажите, как принимали труппу Большого театра в Стране восходящего солнца?

- Партии «Жизели»  и «Лебединого» танцевались очень просто, потому что энергетика зрителей  отлично чувствовалась. Я обычно в «Жизели» очень  устаю в конце, а тут даже не устал. Наверное, японская публика так поддерживала. Ну, и влажность в Японии большая, дышится легче.  После спектакля было огромное число людей, желающих взять автографы. Я больше раздавал автографы, чем танцевал на сцене. Еще больше полюбил японцев после этих гастролей.

-  Можно сказать, что большое внимание к выступлениям было не только со стороны публики, но и со стороны правительства…

- Премьер-министр Японии Синдзо Абэ очень был восхищен нашим выступлением, а мою фамилию в своей речи произнес аж два раза. «Русские сезоны» - это такой политический момент, поэтому очень много было политиков и чиновников, как со стороны Японии, так и со стороны России. Было большой честью танцевать в такой обстановке.

- Вы в Японии действительно устроили праздник для всех. Показали, что язык искусство един для всех. Сейчас балетное искусство как таковое более интересно за рубежом, а в России меньше ребят ходит на занятия. Интерес к балету, как искусству есть, но только со стороны. И само искусству в России не так быстро развивается, как хотелось бы.

- Меня в балет отдала мама, чтобы не бегал по улицам. В 16 лет я осознал, что неплохо получается. Я знаю только одного человека, который сам захотел пойти в балет – это Николай Цискаридзе. Думаю, что это задача родителей, разглядеть в ребенке, особенно в мальчике, балетный талант. У меня в начале обучения не было достаточного роста, был неважный прыжок. Но многого удалось достичь тренировками. Не знаю, чем занимался бы, если бы не балет.

- В этом году вы получили признание, как лучший танцовщик в этом году. Какие впечатления?

- Я приехал в Японию, там уже знали, кто я и что из себя представляю. Меня поздравляли, расспрашивали. Безусловно, приятно, что мне досталась такая награда. Многие танцуют всю жизнь и признание обходит их стороной. А мне 26 лет – и награда уже есть. Награда вдвойне приятная, потому что признание пришло от зрителей и профессионального жюри.

- У каждого человека в жизни есть наставники. Кто вас по жизни наставляет, подсказывает?

- Первым таким человеком стала педагог балетной школы, которая не дала меня отчислить. Если бы не она – меня в балете не было бы. Когда я пришел в Большой театр, для меня большим авторитетом и наставником стал Николай Цискаридзе. Не надо думать, что стоит попасть к Цискаридзе -  и карьера сделана. На меня наоборот смотрели более пристально. Приходилось доказывать, что я достоин учителя. После ухода Цискаридзе, я, конечно, остался в подвешенном состоянии. Была некая театральная интрига. Потом меня пригласила танцевать балерина Светлана Захарова. Все эти люди на мою жизнь очень сильно повлияли.

- Где вы чувствуете себя как дома с точки зрения отношения зрителя?

- В Японии. Я всегда говорил, что это моя самая любимая страна после России.

- Какие роли для себя Вы видите в ближайшее время и какую роль мечтаете станцевать?

- Все, о чем мечтал, уже станцевал. И даже то, о чем не мечтал, станцевал. «Баядерку», «Лебединое»… «Герой нашего времени» станцевал, но в современной постановке я себя на 100% не чувствую. Каждый должен заниматься своим делом.

- Зрителям всегда интересно узнать, что происходит за кулисами. Как считаете, нужно ли приоткрывать эту завесу?

- Ну, когда артист переодевается, наверное, не надо (смеется). А так – конечно. Очень интересно наблюдать, как артист «разогревается» перед спектаклем. Для меня самое сложное встать с утра и «разогреться». Черновую работу на сцене не показывают. Многим интересно будет посмотреть, но надо знать меру.

- Какие впечатления у вас остались от фильма «Большой»?

- С точки зрения человека, не связанного с балетом, фильм будет интересен. Он учит никогда не унывать вне зависимости от того, что случилось в твоей жизни. С точки зрения балета там показаны абсурдные вещи. Сцена, в которой  этуаль Парижской оперы Николя Ле Риш пьет коньяк – такого быть не может. Просто сделали экшн, чтобы было интересно смотреть.

Главная героиня фильма, на мой взгляд, никогда не стала бы балериной в Большом театре, потому что у нее очень плохие данные с профессиональной точки зрения. Для «Лебединого озера» нужна идеальная балерина. А в фильме этого не было.

Что касается любимого фильма или книги, я в детстве читал книжку про Рудольфа Нуриева. Эта биографическая книга на меня произвела огромное впечатление.

 

 

Партнеры


Партнеры

Партнеры