Культура

Надя Ручка: Если «бабу» в женском коллективе не врубаешь, всё хорошо

17 Сентября 2016 в 19:30
Надя Ручка: Если «бабу» в женском коллективе не врубаешь, всё хорошо
ФОТО: Instagram/@ nadiaruchka
Солистка «Блестящих» Надя Ручка рассказала НСН о своей работе в казино, о переезде в Москву, о женском коллективе и том, действительно ли жизнь певицы – это dolce vita.

Певица «Блестящих» Надя Ручка побывала в гостях в утреннем шоу «БЕСТолочи» на Best FM и рассказала читателям НСН об украинском рецепте борща, о своих кумирах детства, переезде в Москву и любимых книгах.

— Давай вернемся на несколько лет назад. Когда ты училась ещё в школе, ты же уже тогда задумалась сбежать в Москву от родителей?

— Не от родителей, а во взрослую жизнь. Где-то перед 11 классом я поняла, что хочу поехать в Москву. Я туда уже съездила один раз, посмотрела. Мне так понравилась динамика города, какой он красивый, люди куда-то бегут, все заинтересованные в чём-то. Мне нравится та динамика жизни, которая есть в Москве! Потому что многие мои друзья, которые остались на Украине, в моём маленьком городе, они все такие: «Да не, я люблю, чтобы вышел – и всех знаю вокруг!» 

— То есть ты по натуре суетная, легкая на подъем, энергичная?

— У меня очень много разных желаний, планов на жизнь. Я понимаю, что в большом городе есть больше шансов их реализовать. А потом: Москва – это уже мой родной город, здесь все мои друзья, и они все творческие, все интересные.

— В Питере тебе не так комфортно, ведь там поспокойнее?

— Я честно не понимаю, какие у меня отношения с Питером. Очень мне нравится, что он такой красивый, нравится его архитектура, история. Но он совершенно депрессивный. Я когда приезжаю туда, я как будто-то в воду опущенная. Я не знаю, может, меня в прошлой жизни там казнили!

— Ты любишь путешествовать?

— Отпуск два раза в году, но не каждый из них используешь. И когда основной отпуск один раз, я предпочитаю лежать где-нибудь, где all inclusive, и я тюлень на пляже. Это мне нравится. А в принципе я обожаю путешествовать. Мечтаю, чтобы у меня было несколько свободных лет и я как села, как полетела куда-нибудь!



— Какое первое место, куда очень бы хотелось поехать?

— Я очень хочу в Рим попасть. Прошлым летом мы там были на гастролях, у нас был один день. Я совсем не ожидала, что у меня будут такие эмоции. Невероятно красивый город. Европу хотелось бы объездить. А вообще интересно посмотреть разные каньоны, водопады, всё, что есть на нашей планете. Китов хочу потрогать, ну или посмотреть. Кит – это круто! У меня даже есть диск с их песнями. И ещё дельфины есть. Когда ко мне мама приезжала, сказала: «Дочка, ты что, котов режешь, что ли?»

— Ты сказала, что у тебя два раза в году отпуск. Расскажи, как это. Потому что у людей складывается ощущение, что артисты живут в режиме: выступил, потом отдохнул недельку, ещё выступил – ещё две недельки отдохнул. Как это происходит у вас?

— Мне кажется, не надо разрушать все эти мифы. Пусть всё так и остаётся: праздная жизнь, весёлая, всё легко, денег много. Как мне один парень написал: из окон твоего Rolls-Royce на Рублёвке жизнь обычных людей не видна! Я это прочитала, когда ехала на метро. Мне кажется, это прикольно, когда люди так думают, что есть некая вершина, к которой хочется стремиться: жить так, как они.

— У тебя тоже так было, когда ты была маленькой?

— Когда я была маленькая, я никому не завидовала. У меня и так всё было хорошо.

— Не было артистов, которых ты обожала? Александр Серов?

— Нет, его же больше любили взрослые женщины, подруги моей мамы. А мне тогда очень нравилось слушать Джо Дассена и Тото Кутуньо. У нас были пластинки с ними, и этот голос…

— Трудно в женском коллективе?

— Если ты прямо такую бабу не врубаешь, то всё хорошо. Когда это профессионально, когда все радеют за одно дело, то нет никаких вопросов.

— Что ты читаешь, какие книги есть в твоей жизни?

— Вот сейчас слушаю аудиокнигу ремарка «Триумфальная арка», она меня очень забрала. Параллельно я еще читаю бумажные книги. Очень люблю Харуки Мураками. Но это был какой-то определённый период в жизни: я перечитала его всего. Мне кажется, что когда его читаешь, впадаешь в какую-то меланхолию. Лёгкий, лайтовый деспресснячок! Ремарк заставляет размышлять. Мне нравится, как он пишет: у него много сравнений всевозможных, описаний. Как и у Маркеса. Маркеса я очень люблю! Они для меня как-то в одну сторону: развивают фантазию.





 — У тебя на прикроватной тумбочке чаще лежит iPad или книга?

— У меня нет прикроватной тумбочки! Но, наверное, книги. Я слушаю аудиокниги в машине, когда мы едем на гастроли, потому что я не могу в машине читать обычные книги. Закачала аудиокниги себе, акция была: закачай три – одна бесплатно. Я подумала: «Эх! Сейчас четыре скачаю!»

— Когда ты пришла в «Блестящие», твоя жизнь поменялась? Ты же уже больше десяти лет в группе.

— Да, двенадцать. Мне кажется, ничего не поменялось, как было, так и осталось. Была группа «Party». Хотя каждый год что-то меняется в жизни, но не могу сказать, что что-то кардинально разделилось на «до» и «после». Просто всё постепенно происходит в жизни: ты же вкладываешься в свой путь, чего-то достигаешь каждый год и этого даже не замечаешь. Вот, допустим, ребятам, которые были на «Фабриках» всевозможных, для них это резко всё менялось. И крышу срывало: как это, вчера я был парнем или девочкой, а теперь я уже звезда! А когда это всё постепенно и через большую работу, то не замечаешь разительных перемен.

#ailab #блестящие #золотойграммофон

Фото опубликовано nadiaruchka (@nadiaruchka)

—  Но у тебя всё равно постоянно разные области: то конкурс красоты, то модель.

— Конкурсы были, но я не хотела на них идти. В Москве денег обещали за главный приз, а надо было за квартиру платить или за институт, я и думаю: хорошо, пойду. А модельное агентство, как и у большинства девчонок, – зарабатывала, как могла. Ведь не каждого возьмут в 17-18 лет работать и нормально зарабатывать.

— Ты и в казино работала, и ведущей.

— Да, я была администратором и ведущей. Это был промежуток между «Party» и «Блестящими», просто так вышло.

— Многие не знают, но ты, может быть, знаешь: почему в казино нет окон и часов?

— Чтобы люди не замечали, как дни проходят. Это, кстати, был самый сложный момент: ты сидишь будто бы в каменном ящике. Девять месяцев в казино, я думала, я с ума сойду. Меня друзья уже не узнавали, говорили: «Давай, уходи уже оттуда». Плюс люди, которые играют, на нервах. Первое время, когда слышала трехэтажный отборный мат, воспринимала всё на свой счёт! Мне кажется, группа «Ленинград» просто отдыхает. Я думала: «Всё, я не буду больше выходить, я не буду вести розыгрыши». А мне говорят: «Да они не на тебя даже!»

— Ты в интернете часто бываешь? Ты просто смотришь и читаешь, или же публикуешь, пиаришься?

— Наверное, часто сижу. Я, на самом деле, как-то неправильно себя в интернете веду, я просто отправляю что-то в одну штуку и шарю по другим. Всё. Я не занимаюсь своими аккаунтами, чтобы вот здесь новости, здесь «вам всем доброе утро!», здесь – «спокойной ночи!». Есть во «ВКонтакте» несколько Надей Ручек, и есть одна очень вежливая: пишет «Всем доброе утро!», какого-то мишку пришлет, какие-то носочки вязаные. Это не я, я не буду этим заниматься.

— Ты допускаешь, что когда-то надо будет расстаться с группой? Или это навсегда?

— Допускаю, конечно. Дальше, наверное, сольные песни. Я же не зря выпустила одну. Ещё я пишу. У меня, кстати, в Америке вышла сказка. На английском.

— А на русский будет переведена?

— Да она на русском и писалась! Просто в России с этим как-то посложнее.

— А сказка, которую ты написала, большая?

— В формате А4 это было 32 страницы. Для сказки нормально.

— Это сказка для взрослых или для детей?

— Это сложный вопрос. Я пыталась писать простым, детским языком, но мои взрослые друзья, которые её читали, говорили, что она для взрослых. Одна девочка, жёсткая такая, плакала, говорила мне: «Я так много там поняла, я два раз её прочитала, Надя!»

— Будешь ещё писать?

— Я написала несколько сказок, но другие  не переводила ещё, надо редактировать.

— Как у тебя получается: ты пишешь, когда просыпаешься, или наоборот, перед тем, как заснуть, тебе приходит озарение, и ты пишешь? Ты пишешь на компьютере или от руки?

— В тетрадку. Мне так удобнее. Я когда держу ручку в руках, у меня уже мысль пошла. Сейчас перешла на планшет – всё, мысль остановилась. Просто не могу. Говорят, что когда человек пишет ручкой, у него какие-то точки нажимаются на пальцах и у него начинают врубаться мозги.

— Сколько ручек дома у Нади Ручки?

— Довольно много. Помню, в школе всё время говорила учительница: «Дайте ручку Ручке!» Все смеялись. У меня в рюкзаке был полный карман ручек, и ни одна не работала: либо паста вытекла, либо не пишет, либо раскрутилась. Я ещё люблю из гостиницы тащить ручки.



— Ты с детства хотела выйти на большую сцену?

— Я с пяти до семнадцати лет в балете танцевала, пока в Москву не уехала. На всех новогодних ёлках работала, были спектакли. Я в принципе вне сцены не была никогда, до пяти лет только. В Киеве это всё не сильно было развито. Были, конечно, артисты, но мне казалось, что в Москве было сосредоточение всего.

— На каком инструменте играешь?

— Ни на каком. Я очень просила родителей, чтобы меня отдали на скрипку, но мне сказали, что я буду косая. Про виолончель сказали: «Кто твою виолончель понесёт?» Пианино нам в квартиру вообще не влезло бы. Знаете, говорят же, что плохому танцору что-то да мешает. Наверное, я недостаточно топала ногой.



Партнеры

Партнеры

Партнеры