Культура

Гришковец: В театре зритель часто неправ, как и в баре клиент

17 Сентября 2016 в 14:15
Гришковец: В театре зритель часто неправ, как и в баре клиент
Евгений Гришковец и Владимир Качан // фото Павла Смертина

Писатель и драматург Евгений Гришковец рассказал НСН о том, почему зритель бывает неправ, а также о своем опыте работы барменом. 

18 сентября в театре «Школа современной пьесы» состоится долгожданная премьера — спектакль-импровизация Иосифа Райхельгауза «Пока наливается пиво». Импровизации давно стали традицией театра, но эта сценическая работа отличается от всех прочих двумя любопытными моментами. Впервые в постановке стороннего режиссера в главной роли появится писатель, драматург, режиссер и киноактер Евгений Гришковец, который обычно играет моноспектакли собственной режиссуры. Здесь же актер выступит вместе с труппой театра «Школа современной пьесы», а также под руководством режиссера Иосифа Райхельгауза. О том, как писатель решился на такой шаг, и какие параллели существуют между баром и сценой с ним поговорил корреспондент НСН.

—  В этой постановке вы впервые выступаете в роли актера, играющего в коллективе, и под началом другого режиссера. Откуда взялась потребность в этом эксперименте?

— Меня уговорил в этом участвовать Иосиф Леонидович Райхельгауз. У меня такой задумки не было. Когда я предложил ему идею спектакля, я предполагал, что это будет сделано без меня. Тем не менее, он меня уговорил и убедил, что это нужно делать. Для меня это даже не эксперимент, я уже давно не экспериментатор, это скорее новый опыт. И он для меня очень трудный. Я всегда репетирую очень долго, во всех моих спектаклях, в которых кажется, что всё это сплошная импровизация, есть многомесячная работа меня одного. Я зарабатываюсь, и я приверженец очень четкого порядка, практически армейского. Театр бывает разный — с жесткой дисциплиной или нет, у каждого режиссера свои правила. А здесь… Как я это воспринимаю — это такой синергетический хаос, из которого что-то происходит, но мне пока непонятно что. Я же со стороны не вижу, я нахожусь внутри процесса. А когда находишься внутри — это сплошной хаос. Я не представляю, как мы выйдем с этим на сцену! Но в данный момент мне нужно забыть о том, что я об этом думаю, и верить режиссеру, который уверен в том, что все это получится. Но мне это очень трудно дается!

— А что держит вас здесь?

— То, что дал честное слово! (смеется)

— Как репетируют импровизацию? 

— Как это происходит? Мне совершенно не понятно, потому что я так делать не умею. А актеры театра «Школа современной пьесы» практикуют это многие годы, у них большой опыт по сравнению со мной. Они к этому относятся легче, и у них это куда лучше получается.

— В спектакле вы играете роль бармена. Известно, что какое-то время в своей жизни вы работали в этой профессии. Как это было?

— Да! Это было давно, в 90-е годы. Я очень люблю эту профессию, и я люблю в бар ходить. Я люблю барменов, люблю общаться с ними, и они меня любят как своего человека. В профессии бармена есть много того, что нужно иметь артисту, и бармену нужно иметь много артистизма. Ни в коем случае нельзя нарушать дистанцию — та самая таинственная рампа, которая разделяет, буквально полтора-два метра, отделяющие зрителя от сцены, это расстояние непреодолимо. И барная стойка непреодолима. В театре главный — не зритель, главный человек — это режиссер во время постановки, и артист во время спектакля. Так и в баре, главный человек — это бармен, к нему приходят. И нарушать эту дистанцию никому не позволено. Если она нарушается, начинается развал, чёрт знает что, и ничего хорошего из этого не выходит.

— На репетиции прозвучала фраза — «Клиент всегда неправ». Вы действительно так считаете? Почему?

— Конечно! Как и зритель в театре часто неправ. Если ему не нравится спектакль, да, конечно, он прав в том, что ему не нравится. Но может быть, ему не надо было вестись на то, что этот спектакль модный, а стоило пойти на концерт или в кино? Не идти в театр именно на этот спектакль. Когда мне не нравится спектакль, и я хочу с него уйти, я ругаю чаще сам себя. Я же знаю про этого режиссера всё, на что я надеялся прийти? Я пришел сюда, чтобы позлопыхательствовать, чтобы перемыть кости артистам? Если мне нечего ждать от этого спектакля, зачем я на него буду идти? Если я пришел на спектакль, который мне заведомо неинтересен, значит я уже неправ. И те люди, которые пришли на сложную драматургию, а привыкли к просмотру телесериалов, они неправы. Или, например, люди идут на спектакль заведомо легкий, на какой-нибудь «Любовник в шкафу» или что-то в этом роде, с актерами известными по сериалам, на антрепризу какую-то дурацкую, и выходят оттуда и плюются. Они неправы, что туда попали. А ведь там есть люди счастливые оттого, что видят Дмитрия Дюжева живьем! То же самое и в баре — бармен всегда лучше знает, нужно сейчас человеку выпить или не нужно. Может, ему как раз выпить необходимо, а он противится этому. Бармен всегда прав, он лучше всех знает свою территорию и свою профессию.

— На премьеру «Пока наливается пиво» люди идут на ваше имя или на необычную форму постановки?

— Когда я играю свои спектакли в театральном центре на Страстном, ко мне приходит моя публика. Конечно, среди тех, кто купил билеты на «Пока наливается пиво», будут люди, которые пришли сугубо на меня. Но также там будет значительная часть людей, которые являются зрителями театра «Школа современной пьесы». Вторые придут на любимых артистов, любимого режиссера. Будут и случайные люди, потому что это премьера, трудно раздобыть билеты, и они пойдут на модное явление. Все они смешаются, и у этого спектакля будет своя публика, которая будет отличаться от моей, от аудитории театра «Школа современной пьесы» — вот мы ее и увидим!

— Спектакль называется «Пока наливается пиво». А были в вашей жизни такие случаи, когда за столь небольшой промежуток времени, пока наливается пиво, с вами происходило что-то важное? 

— Бесспорно! То ли в Калуге, то ли в Туле, после спектакля мы зашли поужинать, и что-то никак не могли выбрать еду, и официант подходил, подходил к нам несколько раз, а мы все не могли решить, что нам есть, и он сказал в конце концов: «Ну, вы подумайте, пока наливается пиво». И я как эту фразу услышал, сразу позвонил Иосифу Леонидовичу, сказал: «По-моему, есть прекрасное название для спектакля! Спектакля нет, а название есть — “Пока наливается пиво”». В том смысле, что за это короткое время и удается подумать. В спектакле эта фраза будет звучать на разные лады и в разных смыслах.

— Наверняка у вас есть любимый анекдот про бармена.

— Ой, нет. Они все неприличные! (смеется).


Партнеры

Партнеры

Партнеры