Культура

Алла Духова: ТODES учился танцам по кассетам Майкла Джексона

23 Июля 2016 в 19:30
Алла Духова: ТODES учился танцам по кассетам Майкла Джексона
Алла Духова (посередине), ведущие Best FM Лена Батинова (слева) и DJ Кирилоff (справа) // @todes_official

Алла Духова рассказала в интервью НСН об открытии 100-ой танцевальной студии и о пользе скандинавской ходьбы.. 

Хореограф, основательница и художественный руководитель балета TODES Алла Духова побывала в эфире программы «БЕСТолочи» на BEST FM и рассказала читателям НСН о работе в цирке, звёздных друзьях и пользе скандинавской ходьбы.

— Вы в детстве очень любили цирк, и нам известно, что вам доводилось поработать там. Как это было?

— В детстве я любила всё: и хореографию, и цирк. Мой дядя работал администратором в старом Соломоновском цирке в Риге. И когда я туда приходила, для меня это было волшебство. После десятого класса я начала упрашивать родителей отпустить меня работать в цирк. Родители не соглашались. Мне было всего 16 лет, я всегда была домашней девочкой. Но с боем меня все-таки отпустили. Я проработала в цирке год, там сломала ногу очень неудачно.

— После травмы пришлось всё менять?

— Каждый день для меня был хождением по мукам. Целый год я восстанавливалась. И я очень переживала, ведь мне безумно нравилось работать в цирке. Для меня это был глоток свободы. Мне нравились и репетиции, и ребята, и концерты, и первая любовь у меня там была. Тогда я была очень сломлена. Понимала, что полгода я работать не смогу. Но я оптимист по натуре и долго грустить не могу.

— Точкой отсчёта вашего творчество до TODES можно считать весну 1987 года? Всё началось в Северной Осетии?

— Нет, мы встретились с ребятами в Паланге. Тогда в моду вошел брейк, и в Паланге утроили такой фестиваль. Там была очень сильная команда москвичей. В то время я и танцевала, и руководила. Но мы не танцевали брейк — больше джаз-модерн. Мы решили принять участие в качестве гостей, а на следующий уже поехали как участники, а потом меня пригласили в жюри. В первый год мы познакомились с ленинградскими ребятами. И потом мы с ними встречались на этом фестивале каждый год. И вот однажды в Ленинграде к нам и команде питерских ребят подошли и предложили создать единый коллектив, который будет уже профессионально работать. Так появился TODES. Мы собрались, сделали всего одно отделение, которое длилось 40 минут. Потом ставили отдельные номера, с этим багажом мы уже поехали от североосетинской границы.

— Как первые профессиональные танцоры в стиле брейк учились танцевать? Откуда они брали движения?

— У нас были видеокассеты. Мы часами смотрели клипы Майкла Джексона. Сейчас все это не нужно, можно просто прийти в танцевальную школу и всему научиться. Не только в нашу школу, но и многие другие. У школы TODES 99 филиалов по стране. К слову, мы ни один из них не открыли по собственному желанию. Мне никто не верит, но никакого бизнес-плана нет

— Как вы следите за качеством преподавания везде?

— Для этого мы и устраиваем фестивали. У нас каждый год съезжаются наши педагоги, мы смотрим на их уровень, отмечаем, кого и в чём нужно подтянуть. Если мы видим, что где-то что-то подхрамывает, то мы меняем педагога.

— В каких городах вы еще планируете открыть школу?

— Скоро у нас откроется школа в Твери. И она уже будет сотой. В Новомосковском районе, в Железнодорожном откроется.

— Люди первого состава, которые с вами начинали, чем сейчас занимаются?

— Они у нас директора школ, педагоги. А вот Люба Балочкина, например, художник по костюмам, у нее прекрасный вкус. Другие ребята управляют студиями. Они это делают, понимая и любя. Сейчас у нас многие молодые ребята уже осознают, что век танцовщика короток. Хотя, некоторые уходят и в 45 лет со сцены и выглядят как юноши и девушки. Но им же нужно чем-то и дальше заниматься.

— Бывали ссоры в первом составе?

— Если бы я сейчас сказала, что нет, то я сказала бы правду. Мы не только работаем вместе, но и проводим досуг. TODES — это семья. Но, как в каждой семье, бывают и ссоры. Особенно часто они бывают во время гастролей, когда все устают. Но эти трения несерьёзные. А еще у нас много пар, ведь все ребята молодые. Много семейных пар, детей. Это не мешает никак работе. Бывают, конечно, и треугольники. В таких случаях иногда нервы сдают.

— Как ваш коллектив за рубежом воспринимают?

— Прекрасно, как и российский балет. Зритель — везде зритель. Мы сначала думали, что в других странах может быть совершенно другой менталитет. В Китай мы, например, с опаской летели. Но нас приняли прекрасно. Они вскакивают на стулья в конце спектаклей.

— Вы ориентируетесь на опыт зарубежных коллег?

— Опираться всегда на что-то надо. Во-первых, на школу, ведь существует школа классического танца, даже когда речь идет о каких-то андеграундных течениях. Если хочешь быть универсалом, то добро пожаловать к станку. Надо обязательно пробовать всё на себе. И на мастер-классы надо ходить.

— Есть ли у вас занятия для тех, кто постарше, кто хочет заниматься танцами просто для себя?

— Естественно. Как правило, очень многие и приходят именно для этого. С детьми всё ясно, их родители приводят. Для этих деток самое большое наказание – это не ходить на наши занятия. Из нашей студии выходит всего 18% профессионалов, а другие 80% приходят просто научиться танцевать или избавиться от своих комплексов.

— А дома и на работе вы разная?

— Да, конечно. Дома я очень расслабленная, у меня уже нет сил.

— Вы любите готовить?

— Раньше готовила с удовольствием и много. Дома бывало очень много гостей. Но лет семь назад у  меня появились помощники, и я совсем обнаглела. Сейчас если нужно что-то быстренько приготовить, то уже так не получается.

— А какие у вас гости? Звёздные?

— Мы много лет дружим с Кристиной Орбакайте, с Сашей Буйновым дружим. Стараемся хотя бы иногда встречаться.

— Где ваше «место силы»? Откуда черпаете вдохновение?

— Мне нужно бывать в лесу. Мне очень повезло: я живу рядом с Суворовским парком. У меня каждое утро начинается с того, что я выхожу с палочками на ходьбу. Там такой воздух, столько озона. Даже в Подмосковье нет ощущения такой зелени.

— Скандинавская ходьба эффективна?

— Это такой ненапряжный вид спорта: тут хорошая сбалансированная нагрузка. Я хожу ровно час или шесть километров. После этого я тянусь, делаю свои домашние дела, иду на работу.

— А что у вас в наушниках, когда вы ходите?

— В моей жизни слишком много музыки, её всё время нужно перекрикивать, потому что ребята не заражаются, когда музыка играет тихо. Поэтому вне работы я слушаю соловьев.

— Вы много путешествуете по миру? Есть ли у вас какие-то особенные привычки?

— Я стараюсь привозить что-нибудь вкусненькое. Я недавно была во Франции, очень люблю Францию, особенно её деревни. Мне нравится и Бургундия, и Луара. У них там есть заливные луга, там коровы едят травку, поэтому молоко у них солёное. И масло, которое делают из этого молока, тоже солёное. И я своим привезла ириски из этого молока. 


Партнеры

Партнеры

Партнеры