Культура

Алексей Венгеров: Антикварная книга – протянутая рука предков

17 Июля 2016 в 13:00
Алексей Венгеров: Антикварная книга – протянутая рука предков
Алексей Венгеров // кадр видео
Алексей Венгеров – один из известнейших собирателей книг в России рассказал НСН, чем живет антикварное дело сейчас.
Книгособиратель, лауреат премии Правительства России в области культуры, владелец одной из лучших в России коллекций антикварных изданий, автор проекта «В некотором царстве... Библиохроника» Алексей Венгеров рассказал НСН об идеальном отношении к книге, о неизбежности электронной книги и о том, чем собиратель отличается от коллекционера.

—Как вы пришли к собиранию книг? Через любовь к чтению или что-то другое?

—Наверное, в этом есть смесь множества факторов. Я воспитывался в среде, в которой книгу любили. Кроме того, книга в моем детстве и в моей юности была единственным источником информации, в отличие от современного поколения. Без чтения никто не мог прожить. Мы не могли прожить без Рида, без Купера, без Шерлока Холмса, без Тургенева и так далее.

—По какому принципу книги попадают в вашу коллекцию?

—Знаете, у меня принципы отсутствуют, но это должна быть хорошая книга. У меня есть свои критерии, по которым я подбираю книги в свою библиотеку, но слово «хорошая» определяется только мною лично.

—Есть ли какая-то книга, которой вы особенно гордитесь? Может быть, самая старая книга? 

—Дело не в древности. Есть очень редкие книги, принадлежавшие еще императорской семье. 

—Как вы считаете, будут ли в молодом поколении такие коллекционеры, как вы? Или это уйдет, как что-то не соответствующее времени?

—Я не отношу себя к коллекционерам, отношу себя к собирателям. Многие не видят разницы, но она есть: коллекционер страдает, если у него что-то некомплектное, а собиратель просто собирает и наслаждается общением с этими переплетами, которые, по сути дела, есть не что иное, как артефакты, или протянутая рука предков. Нужно хорошо понимать, что первое издание «Руслана и Людмилы» мог вполне держать в руках Александр Сергеевич. По крайней мере теоретически, потому что, к сожалению, доказательств этому нет. 

Вообще, культура отношения к книге в последнее время у нас была не очень высокой. У нас можно было встретить в магазинах потрепанные книги, например.

— Что вы вкладываете в понятие «культура отношения к книге»?

— Это значит, что книга должна быть в абсолютной сохранности, в идеальном виде. Это не значит, что ее не нужно читать, это значит, что вы должны относиться к ней с почтением. Не только к автору, имя которого стоит на титульном листе, но и к тем, кто ее сделал, и в особенности к тем, кто ее хранил. Каким образом она, скажем, при двухсотлетней давности, попала к вам на полку? Она же вам привет передает от предыдущих поколений. А это ваши родители, ваши деды, это, наконец, ваша любовь к той стране, в которой вы родились и выросли.

—Как вы относитесь к современным электронным книгам? Многие считают, что они убьют бумажные версии. Как по-вашему, угроза реальна?

—Я, вообще, почти математик по образованию, и первая половина моей жизни прошла в специфической технике, очень точной, поэтому я не привык к категорическим суждениям, несмотря ни на что. Никакой телевизор, как известно, не заменил театр. И антикварная книга в этом смысле стоит особняком, но не букинистическая – вот здесь может произойти замена. Всякие цифровые способы, другие носители – они естественны: человечество идет вперед, и с точки зрения хранения информации, безусловно, это прогресс, и его нужно поддерживать. Однако это не имеет никакого отношения к артефактам, к книге антикварной. Это нельзя смешивать. Давайте не будем ходить в зоопарк, а выставим чучело. Но с точки зрения хранения огромных массивов информации – это полезное дело, и главное, необратимое. И в этом случае, бумажные и электронные книги не могут, а обязаны сосуществовать.


Партнеры

Партнеры

Партнеры