Интервью

Крикалёв: Астронавты тоже смотрят «Белое солнце пустыни» перед полётом

12 Апреля 2017 в 13:25
Крикалёв: Астронавты тоже смотрят «Белое солнце пустыни» перед полётом
ФОТО: Сергей Крикалёв // wikipedia.org/NASA
О депрессии в космосе и зубной боли, а также о Чебурашке-индикаторе невесомости  НСН рассказал один из самых известных российских космонавтов.

12 апреля в России и других странах мира отмечается День космонавтики. В этот день 56 лет назад космонавт Юрий Гагарин совершил первый в истории человечества полёт на орбиту. Ему удалось за 108 минут облететь Землю, поле чего приземлиться в Саратовской области. Свои поздравления всем причастным к космической отрасли направил президент РФ Владимир Путин. 

В честь праздника Герой Советского Союза, Герой Российской Федерации, космонавт Сергей Крикалёв побывал в гостях утреннего шоу «Подъёмники» на «НАШЕм Радио». О традициях, наградах и рекордах, читайте только на НСН.

О Дне космонавтики

Сергей Крикалёв: Сегодня уже было традиционное мероприятие – возложение цветов к Кремлёвской стене, так мы отдаём память и Королёву, и Гагарину, и тем космонавтам, которые погибли, исследуя космос. Сейчас немножко побуду с вами, а потом обратно на работу.

О фильме «Белое солнце пустыни»

Сергей Крикалёв: Космонавты продолжают смотреть этот фильм перед космическим стартом, пребывая на площадке. Как гласит легенда, началось это случайно. Космонавты перед длительным полётом пребывают на карантине, находятся в относительно замкнутом пространстве, издавна люди привозили туда фильмы. Этот фильм перед стартом крайним показывали, потом случайным образом это совпало, потом был другой фильм, после чего последовал не очень успешный полёт. Все сказали: «Наверное, это примета. Лучше посмотреть, потому что в прошлый раз смотрели - всё было хорошо». Так и возникла традиция. Эту историю мне рассказывал Алексей Архипович Леонов. Иностранные космонавты тоже смотрят, сейчас появилась версия этого фильма с английскими субтитрами.

Об изучении космоса

Сергей Крикалёв: Развитие космоса идёт волнами: в какой-то момент идёт более быстро, в какой-то момент замедляется. Нам, кто занимается этим делом, хотелось бы, чтобы развитие шло быстрее, потому что в какие-то моменты есть резкие прорывы, потом кажется, что мы топчемся на месте, хотя на самом деле идёт подготовка новых методик. Работа двигается.

О рекордах

Сергей Крикалёв: Я приземлился в 2005 году и 10 лет этот рекорд держался. У меня не было цели установить рекорд длительности полётов. Это не самоцель, это то, что получается в процессе нормального полёта. Существует такая традиция: каждый рекордсмен приходит поздравлять следующего, чтобы продвигать эту планку дальше. Точно так же и я вспомнил эту традицию и, спустя 10 лет, пришёл поздравить Геннадия Падалку с тем, что он достиг этого результата. (Сергей Крикалёв  — рекордсмен Земли по суммарному времени пребывания в космосе: с октября 2005 до июня 2015 года - 803 дня за шесть стартов прим. НСН)

О полёте к космической станции

Сергей Крикалёв: От старта до выхода на орбиту меньше 10 минут, дальше медленными и осторожными импульсами идёт процесс сближения. Когда-то это сближение занимало сутки, потом было принято решение, что лучше перейти на двухсуточную схему, чтобы более экономично тратить топливо, проще планировать можно выдачу команд. С развитием компьютерной техники, с возможностью проводить вычисления не на Земле, а на борту, начали обсуждать, что было бы хорошо лететь к станции поближе и покороче. Несколько лет назад отработали методику полёта по короткой схеме (четырёхвитковой), она занимает 6 часов.

О полёте в шаттле

Сергей Крикалёв: NASA даёт награду тем, кто что-то сделал. Я был первый, кто летал на шаттле [по российско-американской программе], что было необычно и для нас, и для американцев. Система подготовки к полёту на шаттле отличается, потому что мы готовимся к длительному полёту, а они к короткому, поэтому у них возможность повторения отдельных элементов выше. Сравнивая полёты на шаттле и на корабле «Союз», мы нашли такую аналогию, что наш корабль – это малолитражка, а шаттл – это грузовик с большой кабиной и местом, где поспать. В кабине шаттла ты живёшь 7-10 дней, а на маленькой машинке ты прилетаешь в большую лабораторию, в более комфортное место проведения экспериментов и жизни.

О грусти на борту

Сергей Крикалёв: Если говорить про депрессию в полном смысле этого слова, то до этого стараемся не доводить. Грусть и депрессивное состояние – это немножко разное. Депрессия – медицинский диагноз, который требует лечения. У нас отбирают относительно здоровых людей, которые так просто в депрессию не впадают. Понятно, что иногда бывает грусть, потому что ты длительное время находишься в командировке в замкнутом пространстве, далеко от близких и друзей. Но вид Земли настолько красив, что даже в длительных полётах время, проведённое в космосе настолько дорого, что стараешься в свободную минуту полюбоваться на Землю.

О фильмотеке на станции «Мир»

Сергей Крикалёв: У нас были периоды, когда мы брали с собой одну-две любимые кассеты, чтобы их слушать. Потом нам начали поставлять кассеты с фильмами. На станции «Мир» собралась целая фильмотека. Потом появились диски. Сейчас такой необходимости нет, его могут закачать.

О космической еде

Сергей Крикалёв: Когда мы прибыли для подготовки полёта на шаттле, была процедура апробация рациона питания. Когда я первый раз попробовал, американская пища показалась более специфической, я бы назвал деликатесом. Это как колбаса, которую накрывают на стол в праздники, но в обычный день ей не питаются. Вот у американцев был больше уклон к такой пище, которой человека можно побаловать, хотя и у нас, и у американцев есть ограничения, так как еда не должна портиться, хранясь без холодильника, и должна быть лёгкой. Существует стереотип, что космонавты едят еду из тюбика.

О талисманах

Сергей Крикалёв: Есть небольшой груз, который человек может взять с собой в космос на полгода. Только этот груз ограничивается 1-1,5 килограмма – и ни в чём себе не отказывай. Разрешается брать талисман. Сейчас есть нововведение – игрушка, которая болтается на люке. Это не просто талисман, это индикатор невесомости. Ну и, как правило, один человек из экипажа берёт [талисман]. Когда я летал командиром, я аннексировал у дочки какого-то Чебурашку.  

О медпомощи в космосе

Сергей Крикалёв: Когда летает небольшой экипаж, каждого из нас готовят как медбрата. Какую-то помощь друг другу оказать можем. Когда начали работать с американцами даже немного расширился этот диапазон медицинской помощи, вплоть до того, что их учат накладывать швы. У нас есть набор стоматологического инструмента. Понятно, что квалифицированную помощь оказать невозможно, но положить временную пломбу или вырвать зуб можно. В невесомости это не очень приятно, но сделать можно.

О том как стать космонавтом

Сергей Крикалёв: Всё это вероятностные вещи, многое зависит от конкретного человека. Здесь много зависит от личных качеств, настойчивости, способностей. Да, хорошо бы иметь образование, но при этом нужно иметь хорошее здоровье, потому что работа в стрессовых условиях. 

Партнеры


Партнеры

Партнеры